Неприятного аппетита

В стремительном подорожании продуктов питания обвиняют... нас с вами

15 март 2011 Электронная версия газеты "Владивосток" №2898 от 15 март 2011
59c44d2c486c4807f0a75afe7f86ab0f.JPG В стремительном подорожании продуктов питания обвиняют... нас с вамиВ Приморье стоимость минимального набора продуктов питания в феврале 2011 года, по официальным подсчетам, составила 3545 рублей. За прошедший месяц его цена выросла на два процента, а за год – на 9,6. Во Владивостоке такой набор обойдется на 200 рублей дороже. По данным мониторинга специалистов администрации города, с начала года в краевом центре наиболее заметно подросли цены на крупу гречневую – на 7,4 процента, на масло сливочное – 11,8 процента и на вермишель – почти на 5 процентов.Необъяснимый рост цен на гречку не прекращается. По данным отечественной компании «ПроЗерно», на сегодня средняя оптовая цена на эту крупу составила 81 рубль за 1 кг. Что, как передают отраслевые СМИ, в четыре раза дороже, чем год назад.Напомним, что в 2010 году при инфляции 8,8 процента цены на продукты питания выросли на 14,7. Вместо традиционной стабилизации цен, следующей после масштабного декабрьского «разгуляя», в России за январь-февраль инфляция составила 3,2 процента. При таких темпах рост цен в годовом исчислении достигнет 9,6 процента. Ползущую продуктовую инфляцию в Федеральной антимонопольной службе назвали опасной, а в министерстве финансов не скрывают: цены в этом году на продукты питания покажут «новые рекорды» и дешевой еды уже не будет.– Никаких предпосылок к снижению и даже к замедлению роста цен на продукты нет, ни в мире, ни в России, – уверен директор «Тихоокеанского центра стратегических разработок» Михаил Терский. – Когда в удорожании продуктовых наборов винят неурожай, засуху, пожары и иные природные катаклизмы – явления неприятные, но проходящие, это не совсем правильно. Существуют более глобальные причины. В России за последние 10 лет быстрыми темпами растут доходы населения. За это время объем валового внутреннего продукта (ВВП) вырос почти в 3 раза, что не замедлило сказаться на доходах населения, какими бы они ни казались нам низкими. Возросший достаток привел к существенному изменению потребительских предпочтений в питании. А вот к новым запросам и аппетитам, как выяснили аналитики, оказалась не готова структура отечественного сельского хозяйства. Россияне стали больше есть фруктов, рыбопродукции, качественного мяса. При этом только 10-15 процентов продуктов, которые сегодня выпускают наши предприятия, соответствуют высоким мировым стандартам.– Да, мы увеличиваем масштабы производства сельхозтоваров, но все они низкого качества, – отмечает Михаил Терский. – Например, производим много зерна, но 2/3 объемов — это фуражное, а не твердых сортов, из которых можно печь хлеб. Поэтому вынуждены большой объем качественного зерна, впрочем, как и других продуктов и сырья, импортировать из-за границы. А там своих едоков с каждым днем на сотни тысяч больше, а сельхозугодий, по причине урбанизации и ухудшающейся экологии, все меньше.Приморье – это вообще особая ситуация: у нас 60 процентов продуктов импортные, завозятся либо из-за рубежа, либо с других регионов страны. И на цене продовольствия, поставляемого в край, сказываются не только большие транспортные расходы. Дальний Восток – это территория низкой платежеспособности бизнеса, который нас обеспечивает тем самым продовольствием. Подавляющее число компаний, работающих на продуктовом рынке — малые и средние. У них недостаточно собственных ресурсов, чтобы сделать «длинные» запасы – на год-два. Они вынуждены закупать на срочном рынке, испытывая сильную зависимость от спекулятивных колебаний как цен на сырье, так и курса валют. К примеру, в такой ситуации оказалось ООО «Компания ГРАСП» – единственный поставщик тростникового сахара-сырца на завод в Уссурийске. Ее финансовых возможностей не хватает, чтобы приобрести сырец на год вперед. Поэтому берут несколько раз в год, более мелкими партиями, закладывая растущие издержки в стоимость товара. Что же касается распространенного мнения о больших аппетитах торговцев, не брезгующих сыграть на ажиотажном спросе на еду, то их доля в продуктовом ценнике, оказывается, не так уж и велика. Сегодня прибыльность торговых предприятий в Приморье колеблется в пределах 15-18 процентов на вложенный капитал. Это достаточно низкая рентабельность, считают экономисты. А потому едва ли можно считать значительным влияние розничной торговли на рост продуктовых цен. А вот к оптовикам отношение складывается иное. – Если отвечать на два исконных вопроса: «кто виноват?» и «что делать?», то стоит сравнить российскую действительность с реальностью развитых стран, – комментирует рост ценников на продуктовых прилавках заместитель председателя комитета Законодательного Собрания Приморского края по продовольственной политике Александр Ермолаев. – Между производителем и розницей всегда существует цепочка посредников – это транспортировка, хранение, логистика. В цивилизованных странах здоровая конкуренция заставляет посредников работать по правилам нормы прибыли, принятой в той или иной отрасли. У производителя одна норма прибыли, у посредника другая, в торговых сетях третья. Не может быть молоко в одном районе Сиэтла по 1,5 доллара за литр, а в другом по 2,5, потому что там есть еще и общественный контроль. Пример. В селе Суражевка Артемовского городского округа картофель у производителя стоит 12 рублей за кг. Его покупают экспедиторы и перепродают по 15 рублей представителям одной из национальных диаспор, которая держит все овощные базы во Владивостоке и пригороде. Последние развозят картофель по хранилищам, который мелкие оптовики закупают у них уже по 25-30 рублей. Ну и розница у себя делает наценку до 35-40 рублей за кг. Вот такова классическая схема удорожания продукта питания.Любой оптовик, любой вид перекупочного бизнеса легко объяснит легитимность всех своих затрат, докажет проверяющим все, что угодно, потому что такова у нас непрозрачность рынка, таковы правила игры, включая различные коррупционные схемы.Розница, может и желает, да не может накручивать большой процент: торговых точек, супермаркетов, магазинов, ларьков много, и в этом секторе отмечается значительная конкуренция. Поднимешь на рубль – потеряешь сто вместе с ушедшими в другой магазин покупателями. Потому основное число магазинов устанавливает торговые накрутки не выше 15-35 процентов. Особенно трудно достается торговым точкам в спальных районах. Там коммерсанты порой работают, чтобы только заплатить аренду и выдать зарплату. Производителю тоже не выгодно повышать закупочные цены: иначе вступят законы рынка, и оптовики привезут товар с других регионов – с Амура, Алтая и т.д. Причем это будет более дешевый товар: те же куры, куриные яйца, колбасные изделия, мясные полуфабрикаты, сахар. То есть реальность такова, что вздутие производителем цены приведет к его же уходу с рынка. – Нецивилизованность нашего рынка продиктована ошибочными действиями государства в период с 90-х до 2000 года, – считает Александр Ермолаев. – Эта ситуация похожа на ситуацию, сложившуюся с детскими садами. Как их в свое время передали коммерсантам, так и овощные базы, продовольственные склады и рефрижераторы были незаконно приватизированы или куплены – по минимальным ценам для государственной казны – частными лицами. И теперь у муниципалитета нет складов, нет баз и рефрижераторов для скоропортящихся продуктов. Потому муниципалитет не может призвать производителей: привозите свой товар к нам!Конечно, государство пытается бороться с продуктовой инфляцией. Прошлым летом, к примеру, в России был введен запрет на вывоз зерна. А в регионах призывают государство поделиться полномочиями, чтобы иметь возможность оперативно регулировать рынок.Так, депутаты Законодательного Собрания Приморского края, и обратились в правительство РФ и Госдуму РФ с поправкой в федеральный закон.– Смысл проекта, инициированного продовольственным комитетом, в том, чтобы в посткризисный период, когда цены на продукты питания растут, дать регионам полномочия самим регулировать оптовые наценки, – рассказал Александр Ермолаев. – В транспортно – логистической цепочке могут быть задействованы хоть один посредник, хоть десять, но их общая набавка не будет превышать установленного лимита. Какого? Это должен устанавливать субъект федерации, то есть администрация Приморья.