Не тупые, а другие

От современных школьников сходят с ума учителя и отмахиваются родители. Просто взрослые отстали от жизни…

23 февр. 2011 Электронная версия газеты "Владивосток" №2887 от 23 февр. 2011
От современных школьников сходят с ума учителя и отмахиваются родители. Просто взрослые отстали от жизни…...Мы разговаривали о странных обстоятельствах... Он был удивлен и расстроен. Его знакомые, учительницы, жаловались на детей - начиная с определенного года пошли в школу дети, не обладающие обычными способностями. Учителя с очень большим стажем по русскому языку, литературе и математике.Речь не об отдельных неуспевающих и не в стиле «раньше было лучше» - они это «раньше» каждый год видят и просто отмечают - не свою печаль, это ладно, а что педагогические приемы перестали срабатывать.Сочинять - не излагатьРаньше дети легче писали изложения и труднее - сочинения. Потому что трудно вообще «придумать» и гораздо легче записать услышанное. Теперь иначе: дети довольно легко пишут сочинения и крайне трудно – изложения. Как говорит учительница, они не понимают. У них разрушена функция понимания текста. Они плохо понимают чужие мысли. Они могут повторить, но не могут пересказать. Учительница по математике говорит о трудностях в геометрии. Нет навыка такого вот мышления, что-то дает сбой при переходе от общего к частному. В вузах, жалуются преподы, студенты довольно легко повторяют материал, но при попытке задать вопрос на понимание выясняется: они повторяли, не понимая. Это было и раньше, теперь - первые сигналы с начальных курсов - намного сильнее проявляется. Может быть, это надо иначе называть, но пока есть только старые слова, и кажется, будто это нечто «старое».Если выражать это впечатление грубо и коротко – дети стали глупее. Они не способны понимать. Они меньше читают. Они не понимают смысл прочитанного. Самое страшное для них - пересказать. Они не могут повторить - только наизусть, а пересказ - облечение понятой чужой мысли в свои языковые одежды - для них крайне труден.Я отвечал, что, как мне кажется, произошел культурный сдвиг. О нем много говорят, и незачем множить названия - визуальная культура, клиповая, компьютерных игр и т.п. Неважно. Я думаю, симптоматика неверно описана. Они не «не понимают» смысл, а понимают иначе. Я помню, как мне трудно было читать немцев XVIII века. Все эти чудовищные длинноты. Почему? Я привык к сюжетной литературе XX века. Если к 15-й странице никто еще не провалился в другое измерение, не убил кого-то или не изнасиловал козу, то, спрашивается, чем он эти 15 страниц занимался? Не описания же природы пересказывать. Примерно такие чувства испытывает человек, которому надо пересказать текст старой культуры, а он привык...Game overЯ вспомнил, как при мне играли ребята в компьютерные игры. Там между эпизодами были по два-три экрана текста, затейливо выписанные разборки какого-то героя с местными королями - что у кого отнял, как обидел, а они собрали войско, пошли в поход, по пути пересекли пустыню и... Я не успевал дочитать, как ребята вертели страницу. Они прочитывали три страницы махом, я едва первые строки успевал собрать в голове.Они искали ключ. Им не было нужды читать эту детскую сказочку, они были знакомы с этим типом игр и знали, что из всего этого текста следует извлечь указание, что должен добыть герой на следующем этапе игры. Отбить пленных на маленьком островке в центре карты. Добыть кольцо с изумрудом. Пробиться в цитадель зла. Все, ясно. Поехали дальше - играть. Текст, в том числе сюжетный, стал излишним. Текст является набором спрятанных ключей, нужных для понимания ситуации. Если угодно, текст стал инструкцией: из нее вытаскивают нужное для решения конкретного вопроса, но странно читать подряд инструкцию, любуясь стилем. А пересказать инструкцию? А это вообще осмысленное дело - пересказывать то, что едва замечаешь в поисках нужного? Ты роешься в огромном сундуке рухляди, торопливо выбрасываешь на пол старые тряпки, газеты, какие-то валенки, мать их... наконец находишь то, что долго искал - и тут тебе задание: опишите то, что вы нашли в сундуке. Да и не глядел вовсе...Классику – за бортСюжетная, в том числе остросюжетная, литература отходит на второй план, как когда-то умер рыцарский роман, как исчезла с глаз сентименталистская литература - не потому, что люди перестают читать. Они начинают читать иначе и другого ждут от текстов. Они ищут - подсознательно - в конце страницы ключ, который позволит... ну что-то позволит. Понять следующую быстро. Выйти на новый уровень. Приобрести умение.Те тенденции мышления, которые развивались весь ХХ век, теперь вышли на первый план. Уходят такие добродетели «ученого», как последовательность - знаете, да? Прилежание, последовательность, неспешное неуклонное выучивание подряд без пропусков... Это пришло из XIX века. С каждым столетием начиная с XVII-XVIII нарастала иная способность: комбинативная. Последовательность ветвится, а теперь и множится - как кажется постмодернистам. На деле - исчезает. Имеется набор элементов, иногда связанных, они сцепляются и пересцепляются по-новому. В XIX веке науки были еще предметными, в XX - аспектными, основанными на методике. Теперь - проектные, конструкционные. Наука не определяется предметом (может быть, его и нет) и методом (может быть, он неоригинален). Она определяется результатом - целью проекта. Цель достигнута - наука закрыта. Науки теперь закрываются, как проекты. Найдено. Выяснено. Финансирование кончилось.Посмотрите на науку, на искусство, на живопись и музыку, на литературу, на тенденции стихосложения. Всюду примерно одно и то же. Неверно называть это эклектикой. Это кажется эклектикой, если смотреть с точки зрения последовательности и прежних культурных привычек. Это новый стиль взаимоотношения с информацией. Именно поэтому - ведь странно было бы считать, что все дети поглупели, да? - дети того же умственного уровня - того же возраста - некоторые задания выполняют хуже - потому что задания пришли из прошлой культуры. Ведь сочинения они пишут не хуже...Все логичноЭто совпадает с той многооплакиваемой тенденцией разрушения авторитетности. На деле она есть, еще как есть - просто авторитет имеют деятели новой культуры. Которые делают то, что делать современно, и делают лучше других. И отдельный вопрос: как это изменение культуры, само вызванное развитием социотехнических средств (ну да, клипы, игры, компьютер...), скажется на признанной типологии культуры, какой станет новая литература, ведь нельзя будет уже делать романы и толстые журналы - читатели вымрут? И симфонии писать будет нельзя. Появятся новые жанры, да и уже в общем-то. Будет ли успешна наука, производимая новым мышлением, вопрос очень важный. Вопрос выживания. Но надо надеяться, что уж как-нибудь. Будет ли новое искусство прекрасным? Для новых своих зрителей - конечно. Как всегда. Следует ли ужасаться и проклинать компьютер и клипы? Наверное, нет, потому что это закономерное следствие прежней культуры. Не было недавно никакой «жуткой мутации». Как в XVIII веке началось, так закономерно и развивается. То, что делали своими руками ученые и высокообразованные люди, носители настоящей классической культуры, в XIX веке оно выглядит вот именно так в своем логическом развитии.Так что рекомендовать можно одно: хорошо думать, что именно ты делаешь. Я не сомневаюсь, что творцы, классики науки, знаменитые писатели и музыканты XIX века стремились к самому лучшему. Но качество их мышления было таким, что они своими руками выстроили вот это. Делали они именно это независимо от того, что им казалось, что им хотелось, и от того, что они думали. Если это клиповое мышление и это недалекое ключевое понимание кажется ущербным - нет проблем. Надо глубже думать над тем, что делаешь, и делать - и культура изменится, и вновь пойдут странные дети, которые будут, к горестному изумлению учителей, легко писать изложение и несколько затрудняться с сочинением.