Плохая мать или хорошая мачеха?

Российских сирот то отдают в руки приемных родителей-извергов, то раздают «в добрые руки», как котят

16 февр. 2011 Электронная версия газеты "Владивосток" №2883 от 16 февр. 2011
d173a3f2a15cb8c535279eea39391241.jpg Российских сирот то отдают в руки приемных родителей-извергов, то раздают «в добрые руки», как котятДети, как известно, наше будущее, цветы жизни и так далее, и тому подобное. Чиновники всех рангов и мастей постоянно кричат о том, что забота о детях - наша главная задача. Но на деле получается, что забота эта носит чисто формальный характер. Родная мать не всегда лучший воспитатель, но кто хочет разбираться в каждом конкретном случае?В последнее время, к сожалению, нет недостатка в скандалах, связанных с детьми: то россиянка не может поделить сына или дочку с бывшим мужем-иностранцем, то выясняется, что приемные родители из США издевались над ребенком-россиянином, и много чего еще. На таких громких делах у нас пиарятся все кому не лень, громко рассуждая о нарушении прав несчастного дитя и восстановлении справедливости.Защитники на словахВообще создается впечатление, что органы социальной опеки в России занимаются чем угодно, только не своими прямыми обязанностями - защищать детей. Наши детские дома переполнены так называемыми социальными сиротами, чьих родителей лишили прав по объективным причинам (алкоголизм, наркомания) либо по причинам, понятным только чиновникам.Портал «Правда.Ру» недавно писал о Светлане Изамбаевой - молодой женщине из Татарстана, которая после смерти родителей долгое время не могла добиться опеки над собственным братом. У Светы хорошая работа и счастливая семья. Правда, есть одно «но», которое и стало камнем преткновения, - положительный ВИЧ-статус Изамбаевой. Не один месяц понадобился, чтобы сестре разрешили заботиться о брате, который кочевал из приемной семьи в детский дом.При этом сирот то отдают в руки приемных родителей-извергов, чьи методы воспитания напоминают пытки святой инквизиции, то и вовсе раздают «в добрые руки», как котят, чтобы улучшить статистику в регионе.Еще один вариант работы органов социальной опеки – вернуть ребенка матери-алкоголичке, которая вроде как встала на путь истинный. И плевать, что ребенок к этой самой матери не хочет, взрослым ведь виднее.«Ребенку с родной мамой всегда лучше», - говорили чиновники, которые «отвоевали» Сандру Зарубину у португальской пары и передали в руки матери с не самым чистым прошлым и, по всей видимости, с не самым светлым будущим.Наталья перед телекамерами обливалась слезами, обнимая дочку, которая не знала ни слова по-русски, и рассказывала, как чудесно теперь будет жить их семья в домике под Ярославлем. Слезы умиления, думаю, выступили у многих наблюдавших эту трогательную сцену по телевизору.Правда, очень скоро мнение общественности переменилось. Выяснилось, что «плохая» португальская пара не так уж и плоха. Супруги Жуао Пинейру и Флоринда Виэйру заботились о Сандре как о родной, пока Наталья скиталась по Португалии в поисках работы, а потом и вовсе была выслана из страны, поскольку не имела права там находиться. К слову сказать, Сандру передали португальцам тоже не просто так: суд заподозрил мать девочки в алкоголизме и занятии проституцией.Однако дипломаты Сандру отстояли, о чем с гордостью говорилось на всех каналах, ведь в кои-то веки иностранный суд встал на сторону россиянки, а не своих граждан. Как будет лучше самой девочке, видимо, никого не интересовало.Версия о пагубном пристрастии Натальи к бутылке нашла свое подтверждение на родине. Журналисты, которые не раз приезжали посмотреть, как поживает Сандра, заставали любящую мать в изрядном подпитии и скверном настроении. А новый дом маленькой девочки никто бы не смог назвать чистым и уютным.Новая информация произвела эффект разорвавшейся бомбы: многие начали требовать вернуть Сандру португальцам, которые не теряли надежды вновь обрести утерянную «дочь». Супруги готовы были даже оплатить переезд в Португалию всей родни девочки, устроить их на новом месте - только бы Сандра была рядом. Гордые Зарубины от щедрого предложения отказались, а девочка, кажется, уже привыкла к грязному жилищу и вечно подвыпившей, безработной, но родной матери.На путь истинныйБуквально перед Новым годом уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, отвечая на вопрос «Российской газеты» о том, как определить границу, где надо помогать матери до последнего, а когда детей надо забирать без оглядки, заявил: «Если человек не совершил преступление по отношению к своим детям, у него есть возможность для исправления. Это мое твердое убеждение... Матери, от которой зависит благополучие детей, надо помогать до того предела, пока мы ее не вернем на нормальный человеческий путь». «Для меня как для юриста это понятно», - добавил омбудсмен.Вот российский пример - семья Константиновых из Новосибирской области. Елена и Виктор Константиновы воспитывают троих дочерей. Старшая - дочь Елены от первого брака, младших Константиновы удочерили. Родную мать Кати и Юли лишили родительских прав, как у нас часто бывает, за пьянство. Однако через полгода после того, как девочки попали в новую семью, женщина решила вернуть детей. И, конечно, суд встал на ее сторону.Буквально через пару дней после «счастливого» воссоединения мамы и дочек Константиновы встретили Катю на улице - голодную, грязную. Елена и Виктор поехали к матери девочки, та согласилась отдать ребенка, правда, попросила за это 200 рублей.После долгих мытарств в различных службах района Константиновы обратились с жалобой в областную прокуратуру. За детей пришлось воевать в полном смысле этого слова. Родная мать грозила: будете отбирать - завалю всех жалобами! В службе опеки, детской комнате милиции, в районной прокуратуре Елена и Виктор слышали одно и то же: вот поймаем маму пьяной – будут основания забирать девочек. Все эти месяцы Катя жила у приемных родителей, а Юля - у родной матери. В конце концов Константиновы обратились в областную прокуратуру, к вице-губернатору и добились приезда специалистов из области. «И только тогда маму ограничили в родительских правах на полгода, - рассказала Елена.Хороший отец лучше плохой материПодобная, мягко говоря, предвзятость работает и в случае развода родителей. С кем остаются дети, если их родители расходятся? Правильно - с матерью. А почему? Трудно ответить на этот вопрос, не употребляя банальное «отцы безответственны, не смогут позаботиться должным образом», «мать никогда не променяет ребенка на развлечения» и т. д.Точной статистики, сколько отцов-одиночек в нашей стране, нет. По одним данным, из 150 родителей-одиночек - 149 мам и только один отец. По оценке российской правозащитной ассоциации «Отцы и дети», в стране насчитывается около 300 тысяч одиноких пап. По другим сведениям, в России около 800 тысяч отцов-одиночек. Для сравнения статистика западная: в США и странах Западной Европы «отцовских» семей – 10-15 процентов от общего количества семей с одним родителем, сообщает РИА «Новости».В последние годы отцы все чаще пытаются отвоевать детей у бывшей жены и все чаще суды стали вставать на их сторону. Конечно, ни о каком равноправии речи быть не может, но если мать ребенка совсем уж запущенная женщина, а отец очень сильно старается забрать чадо, то у него есть неплохой шанс на успех.Пока же систему будут выстраивать, каждое громкое дело с лишением родительских прав будет вызывать вопрос: «Так отняли ребенка или спасли?»