Недолго мидия играла

В бухте Золотой Рог возродилась жизнь! Эта новость летом стала настоящей сенсацией. Теперь, похоже, все возвращается на круги своя – хватило одного ядовитого сброса

3 нояб. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2826 от 3 нояб. 2010
81951e83c21d17c7834ac8d6763fb498.JPG В бухте Золотой Рог возродилась жизнь! Эта новость летом стала настоящей сенсацией. Теперь, похоже, все возвращается на круги своя – хватило одного ядовитого сбросаТрем десяткам видов морских обитателей Золотого Рога, которых с большим трудом развели водолазы из владивостокского клуба подводного поиска «Восток», грозит неминуемая гибель. В бухте появились отравленные стоки, которые уже умертвили значительную часть морских обитателей. Генрих Костин, руководитель клуба подводного поиска «Восток», подал заявление в прокуратуру.Ответ пришел из Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Приморскому краю. Была проведена проверка в районе улицы Полтавской и Чуркинской переправы в акватории бухты.Установлено, что у причала № 46 (третий пирс) был обнаружен канализационный сток, вытекающий из подземного железобетонного коллектора в море. Канализационный сток имеет темно-красный или бурый цвет, присутствует сильный запах сероводорода. По итогам проверки составлен акт. Запах сероводорода означает, что кто-то скинул в море тухлятину, поскольку такой запах присутствует при разложении белка, то есть при гниении мяса или рыбы. Можно предположить, что отрава приплыла с территории Владивостокского рыбного порта или из промышленной зоны, где располагаются различные базы и продуктовые склады, а также промышленный холодильник. Кто это сделал, выясняет приморский Роспотребнадзор, который направил запрос в УВД Приморского края. Логично представить, что при экстренной разморозке холодильника в бухту слили убийственный субстрат, хотя к окончательным выводам позволит прийти лишь расследование. Сейчас водолазы исследуют морское дно и приходят к неутешительным выводам. Со дна достают мертвых мидий и гребешок. От них остались одни панцири. Сколько выжило и сколько погибло – точно сказать пока трудно.А так все красиво начиналось…В Золотом Роге возродилась жизнь, – это новость в начале лета стала городской сенсацией. Не все об этом узнали, и не все узнавшие поверили. Генрих Костин, руководитель клуба подводного поиска «Восток», водолаз и друг знаменитого Жак-Ива Кусто, пригласил корреспондента «В» на экскурсию по Золотому Рогу, чтобы продемонстрировать небольшой морской огород и поднятые с морского дна «артефакты». На небольшом катере мы пересекаем Золотой Рог.– Вы знаете, что сейчас под нами? Мост через Золотой Рог образца 1913 года. Да, до 1913 года был мост через Золотой Рог (сборка деревянных плотов. – Прим. ред.), который по своей экономической необходимости себя не оправдывал. Его разобрали, да и все. Тогда ведь все по-другому было. На счету известного на Дальнем Востоке водолаза – 17 тысяч часов под водой. Сам он уже в возрасте, да и здоровье уже не то. Поэтому нырять доверил ученикам. Их осталось немного, среди них – Дмитрий Борисов.А начиналось все 16 лет назад. Водолазы-экологи по собственной инициативе начали очищать дно залива Петра Великого. «У нас такая гражданская позиция», – говорят водолазы. И эту позицию не пошатнуло даже то, что в 1988 году Золотой Рог официально объявили мертвой зоной. Наконец катер бросает якорь на Чуркине. Что можно поймать в мутной воде бухты Золотой Рог? Мусор, промышленные отходы и так называемые отходы человеческой жизнедеятельности, а иногда – «расчлененку». Но водолазы из клуба «Восток» на глубине шести метров под Мальцевской переправой находят живых морских обитателей, которых они сами же и вырастили. На этом поле подводники устроили морской огород: рассадили ламинарию, поселили морских звезд, ежей, мидий, крабов и гребешок. Оказалось, что минувшей зимой в бухту на постоянное место жительства приплыли или приползли «дикари».– Закрылись с испуга, – рассказывает Генрих Петрович. – Видите, ровная крышечка, это значит, что они не искусственные. Искусственные живут в сетке, которую трясет все время, и они не могут нормально питаться. Это место в бухте становится здоровым, полностью благоприятным для жизни морского сообщества, прежде всего для гребешка и мидии. Летом здесь мальчишки ныряли и видели, что трепанг появился. Раньше, сколько ни пытались, он не приживался. Это значит, что сейчас все более-менее благополучно. Спизула прижилась, ламинария. Трава, растительность – это место для метания икры, условия для рыбы. Есть лещи, ленки, пиленгас. Бывает, что приходит молодь сельди. Золотой Рог – живее всех живых – Как вы пришли к идее восстановления биоразнообразия в Золотом Роге? – Был у нас в ДВО РАН такой академик Алексей Жирмунский. Он сказал, что на очищение Золотого Рога необходимо столетие. А я на дне бухты провел 6 тысяч часов, строя гидротехнические сооружения. Он спросил, можно ли восстановить, а я сдуру брякнул: можно. В 2007 году мы уже смело повторяли – можно. Все можно восстановить так, как было. И даже еще дать возможность другим видам. То, что сейчас мы восстановили, становится генератором всего живого. Сейчас в бухте никакой нефти на дне нет. У нас нет НПЗ. У нас нет судов, у нас нет нефтепроизводства, на дне у нас нет нефтепродукта. На дне Золотого Рога семь с половиной миллионов тонн обычного пароходного шлака. Где несколько метров, а где – несколько десятков метров. Так называемую шубу для обрастания судов мы расстелили на дне, и на этом субстрате прекрасно выживает все живое. Сейчас в бухте более 30 видов живой фауны, крабы нескольких видов, гребешок, очень много морской капусты. Изменился сам фон города, он стал более насыщенным, живым. Раньше очень трудно было стоять и дышать на берегу Золотого Рога, а сейчас мы гуляем по берегу с удовольствием. Потому что в нем уже возродилась жизнь. Появился кислород.– А можно ли уже сейчас есть рыбу и гребешок из Золотого Рога?– Если это приходящие виды рыб, то можно, так как они не успели напитаться вредными веществами. А вот гребешок – нет. Мы как-то брали его на анализ, и оказалось, что в нем содержится много тяжелых металлов.– Как вы считаете, какие возникнут изменения в связи со строительством моста через Золотой Рог?– Мост нужно сделать как можно скорее и как можно качественнее. Раз уж затеяли такое огромное, невероятное дело, надо невероятно быстро и закончить. Мы сумели возродить жизнь в Золотом Роге, – утверждает Генрих Костин. – Наш огород занимает три с половиной тысячи квадратных метров. Выжили какие-то рыбы, но они уже пропитались токсинами. Парадокс, но их с удовольствием ловят и потребляют в пищу жители Чуркина. Кто-то приторговывает.Сведения о катастрофе на огороде Генриха Костина, случившейся месяц тому назад, удалось скрыть в свое время, но все тайное становится явным. Кому-то все же придется ответить за массовую гибель возрожденных обитателей бухты Золотой Рог.Кстати Первый мост через бухту Золотой Рог был построен в 1913 году напротив Штабной пристани (в р-не вокзала прибрежных сообщений) по проекту техника Шлыкова. Мост был деревянный, разводной, ширина канала для прохода судов составляла до 10 саженей (более 20 метров). Мост раздвигался в течение 10 – 15 мин. и выдерживал нагрузки до 2 тонн.ъКогда верстался номерСразу после появления на сайте Vladnews.ru информации о ядовитых стоках в бухте Золотой Рог руководство Владивостокского морского рыбного порта выступило с заявлением, что никакого отношения к этим стокам не имеет. В заявлении указано, что отравителей нужно искать среди обработчиков крабов и креветок. Дело в том, что при обработке этих членистоногих используются специальные химикаты.На берегу Золотого Рога в районе Чуркина расположены: «Владморстранс», база «Арпок», сооружения, принадлежащие ТОФ, КМТС-1183, предприятие «Дальхолод» (гигантский холодильник, при разморозке которого, кстати, вполне возможно появление большого количества тухлятины), промзона и различные склады. Отходы также могут стекать через ливневую канализацию в море и с рынка, расположенного на «Детском парке».Продолжается ли сброс ядовитых стоков в бухту и кто именно отравляет Золотой Рог, сейчас выясняют компетентные органы.