Материнский капкан

Кто бы знал, что введение материнского капитала может сделать добропорядочных граждан нарушителями закона

22 окт. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2820 от 22 окт. 2010
a6a03aad15708c2afcb4c6161e2f6443.jpg Кто бы знал, что введение материнского капитала может сделать добропорядочных граждан нарушителями закона12 декабря 2007 года вышло постановление правительства за № 862 (действующее в редакции от 13.01.2009 г.), в котором прописаны правила и порядок гашения ипотеки при помощи материнского капитала. Именно гашения, то есть гражданин может воспользоваться этими средствами только в том случае, если он полностью закрывает кредит.Дьявол в пункте №13 В объемном (как и положено правительственному документу) постановлении есть пункт №13, который обязывает лицо, «в чью собственность оформлено жилое помещение, приобретаемое с использованием средств материнского капитала», нотариально заверить обязательство «оформить указанное жилое помещение в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) и иных совместно проживающих с ними членов семьи (с определением размера долей по соглашению) в течение 6 месяцев после снятия обременения с жилого помещения.Проще говоря, в случае, если родители купили квартиру по ипотеке и использовали средства материнского капитала для ее погашения, они обязаны передать часть квартиры (размер этой части определяется самими родителями) в собственность всех своих детей.Так вот, именно этот пункт №13 некоторые граждане, как оказалось, манкируют. Не полностью, конечно. Заявление они все-таки пишут (иначе деньги не получат), оставляют его в Пенсионном фонде и забывают. Тревогу забили риелторы, уверенные, что возникшая ситуация – это ни много ни мало, а целая бомба замедленного действия: со временем невыполненные обязательства родителей выльются в массу проблем.Чтобы читатели поняли, о чем идет речь, вкратце опишем механику процесса. Пенсионный фонд, после того как родитель составил нотариально заверенное обязательство, переводит деньги в банк. Тот, в свою очередь, выдает документы о том, что кредит полностью погашен. На этом основании УФРС выдает свидетельство о собственности, в котором не упоминается, что квартира была куплена в ипотеку. Обязательство остается в Пенсионном фонде, и никто не отслеживает, выполняется оно или нет. И, как утверждают риелторы, не выполняется.Не то чтобы родители в этой ситуации выглядели откровенными хапугами – подумаешь, десяток метров для деточки зажали. Ни в коем случае. Их цель – не досадить своему чаду, а избежать излишней волокиты при дальнейших операциях с недвижимостью. Ведь если в числе собственников – ребенок, то продать жилье без ведома и контроля органов опеки уже не удастся. А теперь представьте ситуацию: родители решили продать купленную в ипотеку квартиру, в документах на которую, заметьте, ни слова ни полслова не сказано, что она была приобретена с участием материнского капитала, и купить другую. В итоге мы получаем чистую квартиру, не имеющую уже никакого отношения к тринадцатому пункту вышеупомянутого постановления. Или вовсе пустить полученные с продажи квартиры деньги на какие-нибудь иные цели. А ребенок что? А ребенок, пользуясь сленговым выражением, идет лесом…– Но ведь это же не чужие люди, это – родители, – заметит кто-нибудь совершенно справедливо. – Не оставят же они собственное дитя на улице?!Ну да, не оставят. Хотя родители родителям рознь. Представьте себе абсолютно жизненную ситуацию: мужчина берет ипотеку на себя, женится, заводит детей и, наконец, гасит ипотеку, допустим, с помощью материнского капитала. Который, к слову, может получить на себя. Разумеется, он составляет обязательство. Но не выполняет его. А спустя какое-то время разводится. Бывает же такое? Квартиру, естественно, оставляет себе, ведь она была приобретена до женитьбы. А потом детям и жене (она-то уж имеет самое непосредственное отношение к материнскому капиталу) в суде придется доказывать, что часть этой квартиры по праву принадлежит им. Если, конечно, квартира к тому времени не будет продана…И потом одно дело – добрая воля, и совершенно другое – абсолютно законные основания! Не исключено, что впоследствии родители не захотят выделять метры своим повзрослевшим детям, выдвинут в защиту своей позиции массу аргументов, самый лояльный из которых: мы же на свою заработали, теперь вы на свою работайте…Кому это надо? Никому не надо! По мнению юриста Надежды Головач, специализирующейся на вопросах недвижимости, проблема вся в том, что в постановлении не прописано, каким образом и – главное – кто должен контролировать выполнение родителями своих функций. Банк? Ведь это на его счет приходят «материнские» деньги. Но, с другой стороны, зачем коммерческой организации брать на себя фискальные функции? УФРС? Органы опеки? Но как они заставят родителей при уже готовом договоре купли-продажи недвижимости внести в число собственников ребенка? Логичней всего, если именно Пенсионный фонд позаботится о том, чтобы родители выполнили свое обязательство.– Одно точно, – сокрушается Надежда Павловна, – беззаботность, с которой выдаются эти деньги, и безответственность, с которой их используют, повлекут за собой неприятные последствия.С другой стороны, сотрудники Пенсионного фонда утверждают: контроль выполнения родителями своих обязательств – не их забота. Их дело – «осуществлять прием документов, выносить решение о получении материнского капитала и перечислять выделенные средства». И они ведь правы, поскольку их действия строго регламентированы также правительственными постановлениями. Не видят проблему в сложившейся ситуации и сотрудники УФРС. По мнению же уполномоченного по правам человека в Приморском крае Владимира Ушакова, тревогу поднимать просто пока рано. – Обязательство включения ребенка в число собственников может быть исполнено только после снятия залога с квартиры, то есть не ранее чем ипотечный кредит будет полностью погашен. С учетом того, что срок действия ипотечных кредитов велик (15 – 25 лет), а практика их использования в России началась относительно недавно. И пока преждевременно говорить о случаях неисполнения родителями взятых на себя обязательств по передаче доли в праве собственности на квартиру детям, так как людей, которые уже полностью выплатили ипотеку и при этом использовали средства материнского капитала, очень мало, – уверен Владимир Георгиевич. – Если же после снятия с квартиры залога родители будут уклоняться от исполнения нотариально заверенного обязательства, интересы детей должны защищать органы опеки и попечительства или сами дети, если к этому моменту они достигнут совершеннолетия, путем обращения в суд.Удивительно, но из всех инстанций, задействованных в этой длинной цепочке, самыми неравнодушными оказались риелторы, для которых вроде бы приоритетная цель – получить прибыль, разумеется, удовлетворив по возможности интересы клиента, то есть родителей – тех самых нарушителей закона. Остальные, к сожалению, не видят повода для беспокойства. И между прочим, данная проблема вырисовывается не только при гашении материнским капиталом ипотеки. В данный момент Надежда Головач работает с клиенткой, которая с помощью «материнских» денег собирается погасить кредит – покупает квартиру на себя и мужа. Детей в число собственников, насколько знает Надежда Павловна, та вносить не планирует.Единственное, что успокаивает в этой ситуации, так это мнение сотрудников органов опеки, которые утверждают, что подобные ситуации единичны и не стали системой. Между тем риелторы вспоминают девяностые годы, когда массово расторгались договоры на приватизацию из-за того, что в свое время малолетние дети не были включены в число собственников. При этом страдали не только обделенные квадратными метрами дочери и сыновья, но и люди, честно купившие жилье.