Дальневосточный Колумб

Масштаб славных дел адмирала Завойко требует возвращаться к этой исторической фигуре вновь и вновь

22 сент. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2802 от 22 сент. 2010
e8e9203a685965907d6ea1dd1db8ce0f.jpg Масштаб славных дел адмирала Завойко требует возвращаться к этой исторической фигуре вновь и вновьВ этом году отмечается двухвековой юбилей одного из отцов-основателей города Владивостока, первопроходца и защитника Дальнего Востока, прославленного русского адмирала Василия Степановича Завойко. Ранее считали, что Завойко родился 15.(27)07.1810 г. В 2009 г. с помощью архивариусов Государственного архива Черкасской области удалось установить подлинную дату рождения прославленного моряка. Согласно метричной книге Ильинской церкви с. Прохоровка Полтавской губернии (ныне Каневский район Черкасской области) эта дата – 15(27).07.1812 г.Завойко известен как дальневосточный Колумб-первопроходец, прозорливый и удачливый администратор и военачальник. Наиболее известна его деятельность на посту военного губернатора Камчатки и командира Петропавловского порта во время Крымской (Восточной) войны.Враг у воротЧеканные слова приказа-воззвания, с которым Василий Завойко обратился к жителям Камчатки, и сейчас невозможно читать без першинки в горле: «Я пребываю в твердой решимости, как бы ни многочислен был враг, сделать для защиты порта и чести русского оружия все, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови; убежден, что флаг Петропавловского порта во всяком случае будет свидетелем подвигов чести и русской доблести». Василий Степанович смог вдохнуть такую силу в подчиненных, что небольшой гарнизон Петропавловска дважды отразил штурм значительно превосходящей в силе англо-французской эскадры, с позором убравшейся восвояси.Совершив два кругосветных плавания, лейтенант Завойко полюбил Дальний Восток и решил связать с ним свою дальнейшую судьбу. С молодой женой Юлией Егоровной (урожденной Врангель) он отправился через всю страну в порт Охотск, где принял в 1841 г. должность начальника фактории Российско-американской компании (РАК). Убедившись в совершенном неудобстве замерзающего зимой и не защищенного от воли волн летом порта, Завойко принял самые решительные меры для изменения этого положения. Он на свой страх и риск начал изыскания более удобного пункта на побережье. Затеял переписку с руководством компании. Итогом этого стало перенесение Охотской фактории РАК в отстоящее на 300 верст к юго-востоку местечко Аян. Более удобный для стоянки судов порт облегчил и доставку грузов компании, так как вьючный путь по бездорожью сразу сократился на 800 верст. Но и этот порт тоже замерзал.Неутомимый Завойко продолжил изыскание южных «незамерзающих гаваней», итогом этого устремления в дальнейшем стало основание города с красивым названием Владивосток. А тогда все его помыслы были устремлены к могучему дальневосточному водному пути – реке Амуру. Освоенная ранее русскими казаками великая река после навязанного в 1689 г. России силой Нерчинского договора находилась под управлением Китая, и русское правительство не желало осложнений со своим соседом. В условиях противоборства с мощными западными державами Англией и Францией соблюдалась осторожность. Задолго до появления здесь Невельского Завойко с 1841 г. несколько раз – сначала негласно – отправляет в экспедицию на Амур своего подчиненного - ссыльного Д. И. Орлова. Затем с ведома РАК экспедицию лейтенанта А. М. Гаврилова.Первые сведения оказались неутешительными, глубина реки установлена в 9 - 11 футов, что явно недостаточно для морских судов. Тогда же подчиненными Завойко было сделано географическое открытие: обнаружен пролив, отделяющий остров Сахалин от материка.Удивительно, но еще в 50-х годах ХIX века Сахалин считался полуостровом, а река Амур полностью теряющейся в песках. Такие географические ошибки совершили побывавшие здесь Ж.-Ф. Лаперуз и И. Крузенштерн. Но, как это часто бывает в истории, плодами открытий воспользовался другой. Оказавшийся здесь и самовольно изменивший данную ему правительственную инструкцию Г. И. Невельской попросту «позаимствовал» открытие Орлова. Возвращавшийся в одиночку на «гиляцкой лодке» Орлов рад был встрече с русским кораблем и не удержался, чтобы не сообщить о своих открытиях, Невельской был жестко ограничен во времени и не смог бы выполнить ранее задуманное свое исследование без этих бесценных сведений. Но надо знать Невельского – такие авантюрные натуры подчас делают великие дела. Он сразу отправился в Аян и, узнав о нахождении здесь генерал-губернатора Н.Н. Муравьева, не приставая к берегу, затрубил в рупор ему о том, что это он открыл: «Амур – судоходный, Сахалин – остров!».Сахалин – остров!В дальнейшем В.С.Завойко в своей полемике с Г.И. Невельским на страницах журнала «Морской сборник» утверждал, что честь открытия судоходности Амура и островного положения Сахалина должна принадлежать Д.И.Орлову, который, терпя лишения, проделал эту работу. Однако Н.Н. Муравьев поддержал Невельского. Его тоже притягивала эта река, этот неведомый еще ему край, и он поспешил с докладом в столицу.А открытием островного положения Сахалина русские воспользовались уже вскоре. В мае 1855 г. Завойко под носом у караулившего его неприятеля провел блестящую эвакуацию кораблей и гарнизона Петропавловского порта в устье Амура.В этом беспримерном ледовом походе, когда русские корабли буквально вырубали во льду Авачинской губы и выводили по каналам в океан, враг заблокировал наши корабли в заливе Де-Кастри. Проученные в Петропавловске, англичане послали за подкреплением. После военного совета на русских кораблях по приказу контр-адмирала В.С. Завойко прибили кормовые флаги гвоздями к флагштокам, ведь еще по Петровскому морскому уставу русские не сдаются! Провидению было угодно, чтобы флотилия Завойко и тут как сквозь пальцы просочилась у неприятеля, лишь только вскрылся Амур ото льда. Откуда было знать англичанину, что это пролив, а не залив? Под руководством Завой-ко за несколько месяцев из небольшого поста Николаевска был построен город, появились оборонительные батареи.В 1856 г. В. С. Завойко отправился в Петербург, где продолжил службу членом генерал-аудитората (военно-морского суда). В 1874 г. стал адмиралом. Скончался в 1898 г. и был похоронен в своем имении. Долгое время его могила считалась утраченной. Обнаружила ее на заброшенном дворянском кладбище сельская учительница Валентина Ивановна Миронова, прочитавшая когда-то книгу А. Борщаговского «Русский флаг». Благодаря твердости характера и неутомимой энергии этой хрупкой немолодой женщины в далеком от морей местечке – селе Великая Мечетня Николаевской области в год 135-летия Петропавловской обороны состоялось перезахоронение праха адмирала и его жены. На новом месте успокоения адмирала, рядом с хорошо сохранившимся его домом, был установлен памятник работы киевского скульптора В. Луцака со словами на пьедестале: «Адмиралу русского флота В.С. Завойко, сыну Днепра – герою Камчатки и Амура от криворожцев и камчатцев». Значительный материальный вклад внесла в его появление и камчатский краевед Н.С. Киселева.Он же памятник?В 1908 г., в знаменательную 50-летнюю годовщину подписания Айгунского договора, благодарные россияне воздвигли на средства, собранные по подписке, величественный памятник адмиралу Завойко, украшавший город Владивосток. В советские годы он был утрачен, а на освободившемся постаменте в военном 1945 году появился памятник герою Гражданской войны Сергею Лазо. Дальнейшая судьба статуи адмирала остается загадочной. Одни полагают, что она была переплавлена, некоторые краеведы говорят о вывозе ее в 1930-е годы в Японию, называется даже судно, на котором это было сделано, - «Хозен-мару». Б. В. Августовский сообщал, что почетный гражданин г. Владивостока Анна Щетинина, другие капитаны ДВМП видели статую «в отличном состоянии» в порту города Кобе. С 2009 г. предпринимаются попытки по розыску дорогой нам исторической реликвии в Японии. Президент «Русского клуба» в Токио Михаил Мозжечков узнавал у соотечественников, живущих в Кобе, даже задавал вопрос об этом в прямом эфире на телевидении. По его сообщению, «ответа не последовало». Русское консульство в Японии, подворье Русской православной церкви в Японии в ответ на запросы ограничились молчанием. Владивостокский краевед Борис Дмитриевич Шадрин в прошлом году обращался с этим вопросом в Японское консульство во Владивостоке. Иностранные дипломаты сообщили, что сведений о памятнике нет, обещали продолжить поиск. Надежда на то, что можно отыскать статую, есть. И мы будем это делать. Автор будет благодарен читателям за любую информацию о судьбе статуи адмирала. Существенно облегчила бы изготовление нового памятника сохранившаяся его модель.Поиск в ленинградских архивах и музеях привел в 1988 г. автора этих строк в Центральный военно-морской музей. В нем удалось обнаружить поступление в музей в 1902 г. гипсовой модели в натуральную величину памятника «имеемого быть поставленным в г. Владивосток». В большой, так называемой медной инвентарной книге учета №1 на странице 76 сохранилась запись за № 4024 о принятой на учет модели. В примечании карандашом читалась запись «коридор». Только вот ни самой модели, ни коридора в музее показать не смогли. На все расспросы разводили руками: может, при эвакуации пропала?.. Кто бы вывозил гипсовую статую? Что удивительно, руководство музея не смогло представить ни одного документа об уничтожении или пропаже экспоната. А ведь четыре десятка лет прошло тогда после войны. Истинную картину раскрыл один из ветеранов: «Да мы всех, кто с эполетами, молотками разбивали…». На душе от таких откровений до сих пор мерзко. Что уж говорить, если из самого Эрмитажа сотни реликвий исчезли. Только я на других примерах вскормлен был, когда в блокадном Ленинграде, в Вавиловском институте растениеводства, люди умирали от голода, но не съели ни одного зернышка из бесценной коллекции.Заслуги В. С. Завойко перед Россией велики и никем не оспариваются. Он отстоял наш Дальний Восток, и территориальных притязаний союзников при заключении мира здесь не было.На Камчатке 2010 год обьявлен Годом Завойко. Правительство Камчатского края намерено поставить памятник адмиралу у легендарной Никольской сопки и объявило конкурс по выбору лучшего его проекта. Между тем владивостокский скульптор Георгий Федорович Шароглазов в 2007 г. создал прекрасный бюст В. С. Завойко, его талант позволит мастеру реконструировать и статую адмирала. Но большое и нужное дело будет долго топтаться на месте и находиться в зависшем состоянии при отсутствии денежных средств на него. Все остальные вопросы разрешатся гораздо легче.Справка «В»Именем Василия Степановича Завойко названы бухта, мыс, остров и полуостров в Авачинском заливе, гора на острове Сахалин, поселок военных моряков в Петропавловске-Камчатском,улицы во Владивостоке, Елизово (до 1924 г. п. Завойко), Петропавловске-Камчатском. Дальневосточная «Аврора», корабль-музей ТОФ «Красный вымпел» на Корабельной набережной тоже носил гордое имя «Адмирал Завойко».