Фадеев не ошибся. Просто запамятовал

История одной литературной загадки

15 сент. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2798 от 15 сент. 2010
8314112d053bf29bd4e1655cc69d3266.jpg История одной литературной загадкиВ 1926 году вскоре после выхода романа Александра Фадеева «Разгром», сразу получившего широкую известность, на имя писателя в Москву поступило гневное письмо из Приморья. Группа дальневосточников – участников Гражданской войны упрекала писателя-земляка в искажении событий. Дескать, опорочил славное имя партизана Тимофея Мечика, к тому же погибшего. «Как же ты, товарищ Фадеев, будучи сам партизаном, воевал в Приморье, посмел вывести доблестного нашего воина в образе этакого хлюпика и размазни?..»Фадеев на письмо не ответил, что породило многочисленные кривотолки. А уже потом, спустя много лет, на одной из читательских конференций заметил, что произошла досадная «накладка»: он знал другого Мечика, с которым был знаком, а партизана просто-напросто забыл.Этот ответ не удовлетворил, многие посчитали отговоркой, попыткой «отмазаться», но дальше выяснять отношения с именитым писателем, в то время главой советского литературного цеха, не стали.А между тем Александр Александрович нисколько не лукавил. Он действительно был знаком, причем довольно длительное время, с другим Мечиком, если еще точнее... то сразу с тремя Мечиками – братьями Донатом, Леопольдом и Михаилом. С последним, самым старшим, Саша Фадеев в 10-е годы XX века учился во Владивостокском коммерческом училище. Миша почему-то был предметом постоянных подначиваний со стороны однокашников, над ним подтрунивали, его разыгрывали, он же постоянно обижался. Вот и отложился этот «нескладной» образ в памяти писателя.С началом бурных революционных событий и последовавшей затем Гражданской войны их пути разошлись. Фадеев подался в партизаны, а Михаил и его братья остались во Владивостоке, где принимали посильное участие в строительстве новой советской жизни. Фадеев, конечно, знал о Тимофее Мечике, который, несмотря на молодость, слыл одним из деятельных организаторов партизанского движения в Сучанской долине, в 19 лет был уже заместителем легендарного командира партизан Н. К. Ильюхова. Есть сведения, что боевые тропы Фадеева и Тимофея пересекались…Партизан Мечик в Гражданскую погиб и был похоронен в приморском селе Казанка. Владивостокские же однофамильцы благополучно пережили катаклизмы Гражданской войны. Впоследствии Леопольд эмигрировал в Бельгию, Михаил переехал в Ленинград, где и умер во время блокады.Наибольшую известность из братьев приобрел Донат. В молодости под псевдонимом Весенний он публиковал стихи в местных периодических изданиях, в дальнейшем, перебравшись в европейскую часть России, станет известным театральным режиссером, драматургом, автором эстрадных миниатюр.В 1941 году в семье Доната родится сын – будущий знаменитый российский писатель Сергей Довлатов.Остается сказать, что «недосмотр» Фадеева впоследствии был исправлен. Известный дальневосточный литератор Павел Сычев написал документальную повесть «Земля, омытая кровью», в которой немало страниц посвятил Тимофею Мечику. Воздал ему должное и Николай Кириллович Ильюхов, выпустивший в соавторстве с Иваном Самусенко обстоятельные мемуары «Партизанское движение в Приморье».В 80-е годы в селе Казанка стоял памятник Мечику и его боевым товарищам, не знаю – сохранился ли…