Устами женщины

«Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана». Серия Memoria Corpus, издательство «Астрель».

14 июль 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2762 от 14 июль 2010
«Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана». Серия Memoria Corpus, издательство «Астрель».Вы еще не читали?! - теребил Лоцман друзей и знакомых с того самого момента, как перевернул первые страницы этой книги. – Читайте! Читайте!».Не стоит удивляться, читатель, что не указан автор «Подстрочника». Лоцман прекрасно понимает, почему издатели и Олег Дорман приняли такое решение. Сказать, кто действительно автор этой книги, очень сложно. С одной стороны, конечно, Олег Дорман записывал монологи Лилианны Лунгиной, монтировал фильм, потом переводил устную речь в письменную, готовил книгу… С другой стороны, монологи Лилианны Зиновьевны – это не нуждающиеся, по большому счету, ни в какой правке и редактуре главы. Готовые. Переведи звуки в буквы и неси в печать. Поэтому уникальная книга имеет двух авторов, и главным Лоцман все же назвал бы Лилианну Лунгину, удивительную женщину, подарившую всем детям, говорящим на русском языке, Малыша и Карлсона, Пеппи Длинныйчулок, Эмиля и других героев Астрид Линдгрен. Впрочем, не только их. Лилианна Зиновьевна была великолепным переводчиком, под чьим пером начинали говорить по-русски герои Дюма, Андерсена, Гофмана, Белля… А кроме того, жизнь этой женщины – сама по себе готовый роман. Сколько раз причудливо поворачивалась ее судьба, с какими удивительными людьми подарила ей знакомство, какими талантливыми детьми наградила! Рассказывая о своей жизни, Лилианна Зиновьевна, по сути, рассказывает нам всю историю XX века и страны, которой больше нет, - СССР. Рассказывает о бедах и радостях, о героях и подлецах, о работе и философии – спокойно, достойно…«Переводить – огромное счастье. Искусство перевода я бы сравнила только с музыкальным исполнением. Это интерпретация. Не берусь говорить, какая лучше, какая хуже, - каждый выбирает, что ему нравится. Но, скажем, я переводила рассказы Белля, и есть другие переводы Белля – это совершенно разный Белль. И я думаю, что судьба Ремарка, о котором писали у нас, что он беллетрист, что он писатель второго сорта (а это абсолютная неправда, он писатель первого сорта), здесь сложилась так только потому, что его переводили, увы, неудачно. Пошлые переводчики. И любовные сцены, которые он пишет изумительно, на высоком накале чувств, получились пошловатыми. Так как я этих переводчиков знаю лично, то я просто видела их портреты. Человек, когда переводит, расписывается, пишет свой портрет, чувствуется, каков он есть».Эта книга полна мудрости – житейской, филологической, даже политической. Ее хочется цитировать огромными кусками, но более всего Лоцману хочется, чтобы вы, читатель, открыли «Подстрочник» и пропали для человечества на пару вечеров…