Тень чажминской трагедии

Пока аварийная подлодка не утилизирована, она продолжает таить в себе опасность

13 июль 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2761 от 13 июль 2010
775bf927a2cbdb2a0daa112f31e4bef0.jpg Пока аварийная подлодка не утилизирована, она продолжает таить в себе опасностьПечально памятную атомную подводную лодку под заводским номером 175 (проект 675), на которой во время базирования в бухте Чажма произошла авария, утилизируют в нынешнем году. Никаких работ в самом аварийном реакторном отсеке проводиться не будет. При демонтаже подлодки его вырежут вместе с двумя смежными отсеками после выгрузки из них оборудования. Сформированный трехотсечный блок захоронят в береговом пункте изоляции, который уже строится в бухте Разбойник на предприятии по обращению с радиоактивными отходами ДальРАО. Как известно, поручение решить наконец судьбу двух находящихся в Приморье атомоходов, где в свое время произошли крупные аварии с атомными реакторами, дал председатель правительства РФ Владимир Путин. Работы по их демонтажу и изоляции должны быть завершены до 2012 года – времени проведения во Владивостоке саммита АТЭС.Каким окажется последний путь второй аварийной подлодки, о которой приморцы наслышаны меньше, но которая также находится в бухте Павловского, пока не обнародуется. Директор Дальневосточного завода «Звезда» Андрей Рассомахин на вопрос об этом журналистов на состоявшемся в Большом Камне брифинге ответил так: «На сегодня мы не владеем полной объективной информацией о ее состоянии, и еще рано говорить, как технически будет решаться эта проблема».Что касается чажминской субмарины, то ее утилизация может начаться еще до 10 августа - двадцатипятилетия со дня трагедии, вписанной черной строкой в историю военно-морского флота. Буквально в эти дни решается, окажется ли окончательным вариант постановки лодки на разделку в 30-й судоремонтный завод Минобороны России в поселке Дунай, как предлагает руководство «Звезды».«Мы знаем, что такое радиация»Многие семьи в поселке Дунай коснулась радиационная катастрофа 1985 года и ее последствия. Поэтому нетрудно понять местных жителей и работников расположенного здесь завода, с опаской воспринявших перспективу демонтажа «грязной» подлодки на предприятии. Многие из них подписали письмо, в котором выражается протест против постановки субмарины в плавучий док 30-го завода. Это письмо дунайцев послужило поводом для брифинга, на котором руководители и специалисты «Звезды» объяснили свою позицию и рассказали журналистам о существе проекта по утилизации аварийной подводной лодки и изоляции трехотсечного блока. Проект был утвержден Росатомом после анализа различных вариантов решения сложной технической проблемы, которые предлагали специализированные научно-проектные организации.- На сегодня основная часть проектных документов уже разработана, остальные находятся на утверждении, - рассказал начальник управления по утилизации «Звезды» Александр Киселев. – До конца июля будет полный комплект, включая все документы, о которых идет речь в письме, и основополагающий – оценка воздействия реализации проекта на окружающую среду. Он пройдет необходимые согласования, в том числе государственную экологическую экспертизу.Журналистам объяснили, что предложение о демонтаже лодки в открытом плавучем доке 30-го завода вызвано прежде всего стремлением максимально уменьшить «плечо» ее транспортировки и тем самым снизить возможные риски. Субмарина давно уже самостоятельно не может находиться на плаву даже у берега, поддерживается судоподъемными понтонами, с помощью которых и будет доставлена к месту разделки на части. Буксировать ее до «Звезды» в открытом море через Уссурийский залив рискованнее, чем в закрытом заливе Стрелок до 30-го судоремзавода. Как образно выразился директор предприятия Андрей Рассомахин, там буквально «одна трамвайная остановка», а до Большого Камня – 50 миль.- Я сам бывший подводник и не понаслышке знаю, что такое радиация, - добавил Андрей Юрьевич. – И наши специалисты это знают. Мы к этому кораблю «на цыпочках» подходили, когда выясняли, какая там радиационная обстановка. Если бы она была недопустимой для работы персонала, мы бы не взялись за эту работу.Тщательное обследованиеОб обследовании подлодки рассказала заместитель начальника отдела ядерной и радиационной безопасности завода «Звезда» Людмила Никифорова: «Первая встреча с печально известной АПЛ состоялась у наших специалистов в 1996 году, когда мы делали ее оценку. В апреле нынешнего года при передаче лодки от ВМФ «Звезде» было сделано обследование совместно с военными. Поскольку в реакторном отсеке проводить работы не планируется (сосредоточенная в нем радиация там и останется), обследовались обстановка в остальных отсеках внутри подлодки и ее корпус. Крупные фрагменты, выброшенные из реакторного отсека, были удалены личным составом еще при ликвидации последствий аварии. Но очень мелкие, миллиметровые фрагменты, как показала оценка наших специалистов, оставались на прочном и легком корпусе лодки. Эти вкрапления были удалены при нормализации радиационной обстановки на корабле, частично была проведена дезактивация корпуса. В результате радиационная обстановка улучшилась в 3-10 раз (в разных частях АПЛ), что показало наше повторное обследование в июне. Сказался и временной фактор. За 25 лет активность кобальта-60 – основного элемента, определявшего негативные последствия аварии, снизилась в 10 раз. Все уровни оставшегося поверхностного радиоактивного загрязнения соответствуют контрольным нормам, установленным для зоны строгого режима и согласованным Госсанэпиднадзором».По мнению Людмилы Федоровны, уже много лет проработавшей в службе радиационного контроля, еще жив стереотип, что информация по радиационной обстановке является закрытой. Когда-то так и было. Просачивающиеся неофициально данные рождали слухи и домыслы. Но давно уже ничего не скрывается от населения. На «Звезде» даже обучали общественных инспекторов, которые вместе с заводскими дозиметристами делали обследования.В подтверждение открытости информации журналистам продемонстрировали схемы, показывающие уровни радиоактивного загрязнения всех частей аварийной подлодки. Людмила Никифорова показала также сведения по каждому из работников, которые были задействованы на работах по нормализации радиационной обстановки на чажминской лодке. За два месяца максимальная доза облучения составила 1,994 миллиЗиверт (1 мЗв = 100 миллирентген) при допустимой годовой дозе 20 мЗв. Работы по утилизации АПЛ займут не более трех месяцев, поэтому, убеждали специалисты, они будут идти в обычном порядке, установленном для зоны строгого режима.В зоне строгого режимаНа «Звезде» уже есть опыт утилизации атомной подводной лодки с аварийным реактором. В прошлом году на предприятии была разделана АПЛ № 541 – та самая «Хиросима» (так ее прозвали местные жители), которая долгие годы простояла в акватории бухты Большой Камень в зоне строго режима. По оценке Курчатовского института, являющегося главным законодателем в области атомной энергетики, радиационный потенциал этой субмарины был значительно выше, чем чажминской подлодки. Причем если из нее не предполагается выгружать активную зону, то из аварийного реактора «Хиросимы» была произведена выгрузка отработавшего ядерного топлива. На счастье, операция прошла успешно.При работе в зоне строгого режима получаемая человеком доза контролируется каждый день.- Специалисты имеют как дозиметры-накопители, так и аварийные дозиметры, фиксирующие мощность дозы, при которой они работают, - пояснила Людмила Никифорова. - В приборах заложена информация о предельно допустимой дневной дозе облучения, и если происходит превышение, то они предупреждают об этом. В зону строгого режима допускаются только специально обученные работники, имеющие средства индивидуальной защиты и прошедшие медкомиссию на допуск к работам с радиоактивными веществами. Все самые сложные и потенциально опасные операции на аварийной АПЛ будут выполняться работниками, имеющими большой опыт по обращению с радиоактивными веществами.Как объяснили руководители «Звезды», решение не изолировать чажминскую субмарину полностью, а захоронить только вырезанный трехотсечный блок было принято на федеральном уровне как раз потому, что радиационная обстановка на ней позволяет это сделать (тем самым уменьшаются капитальные вложения в реализацию проекта). - В 1990 году лодка проходила докование на 30-м судоремонтном заводе, и это даже тогда не представляло никакой угрозы, - заверил начальник управления утилизации «Звезды» Александр Киселев. - Она надежно герметизирована, реакторный отсек изолирован от окружающей среды. Сейчас будут приниматься дополнительные меры безопасности, установлен поддон для исключения попадания радиоактивных веществ в окружающую среду при разделке корпуса.Последний вышел путьВопрос был только в том, где именно должна утилизироваться подводная лодка. Никто не спорит с тем, что оставлять и дальше потенциально опасную субмарину на нынешнем месте у берега - значит ожидать повторения трагедии. Субмарина находится в критическом состоянии и может просто затонуть, что чревато разносом радиоактивности по всему побережью. Течением радиоактивные вещества может донести и до Владивостока...Поэтому дело даже не в предстоящем саммите АТЭС. Все жители Приморья и региона заинтересованы в скорейшем устранении той опасности, которая исходит от корабля, уже принесшего в свое время большую трагедию.Предлагаемый вариант изолирования аварийного реактора ученые и специалисты считают наиболее оправданным. После разделки АПЛ на части трехотсечный блок вместе с аварийным реактором на док-понтоне через вырытый канал заведут в пункт изоляции и поставят на специальное основание. После этого канал будет засыпан, в укрытие закачан бетон, и таким образом блок будет надежно изолирован от окружающей среды. Дальше свое дело сделает время: радиоактивные вещества, как известно, с годами распадаются.По информации директора «Звезды» Андрея Рассомахина, дополнительное обследование радиационной обстановки на аварийной АПЛ проводит сейчас авторитетная независимая организация – «ДВ-Нуклид». Жители края будут ознакомлены с ее выводами.Справка «В»По трагическому стечению обстоятельств аварии на обеих атомных подводных лодках случились в одном и том же 1985 году. На АПЛ № 175 при перезарядке одного из реакторов на пирсе 30-го судоремзавода произошел тепловой взрыв с выбросом радиоактивных материалов. Позже подлодку из бухты Чажма оттащили в бухту Павловского, расположенную примерно в 15 милях.На другой субмарине (заводской номер 610, проект 671) авария произошла прямо в этой бухте. Была повреждена активная зона реактора, разгерметизирован первый контур, сильно загрязнены радионуклидами внутренние помещения реакторного отсека. Но, к счастью, эта катастрофа не повлекла человеческих жертв и не произошло выброса радиации в окружающую среду, как случилось после взрыва в Чажме.P.S. Пока материал готовился к печати, было принято решение о том, что аварийная атомная подводная лодка № 175 (проект 675) будет утилизирована на заводе «Звезда» в Большом Камне. Директор предприятия Андрей Рассомахин в интервью РИА «Новости» рассказал, что субмарину демонтируют до ноября 2010 года.- В ближайшее время после корректировки плана буксирования мы планируем транспортировать аварийную АПЛ на «Звезду», в августе – поставить на стапель завода, сформировать трехотсечный блок, - пояснил Андрей Юрьевич. - Буксировка трехотсечного блока будет осуществлена на специальном понтоне в береговое укрытие в бухте Разбойник. Окончание всей операции по изоляции аварийной АПЛ планируется завершить до конца этого года.Андрей Рассомахин подтвердил, что первоначально действительно рассматривалось несколько вариантов по определению места утилизации аварийной лодки, в том числе один из доков 30-го судоремонтного завода. Но, перераспределив загрузку собственных доковых мощностей, мы отказались от этого варианта.По словам Рассомахина, процедура утилизации пройдет по классической схеме, безопасной как для персонала предприятия, задействованного в операции, так и для окружающей среды.Завод «Звезда» осуществляет работы по утилизации аварийной подводной лодки № 175 на основании госконтракта, подписанного с госкорпорацией «Росатом» в январе 2010 года.