Эти странные гайдзины

Амели Нотомб. «Токийская невеста». Серия «The best of ИНОСТРАНКА». Издательство «Иностранка».

23 июнь 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2751 от 23 июнь 2010
Амели Нотомб. «Токийская невеста». Серия «The best of ИНОСТРАНКА». Издательство «Иностранка».Гайдзинами в Стране восходящего солнца называют иностранцев. И в это слово японцы частенько вкладывают не самый лучший смысл и подтекст. Впрочем, если судить по роману «Токийская невеста», иностранцы и впрямь ведут себя, как инопланетяне. Или дело в том, что «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и им не сойтись никогда», или на самом деле все проще и странное поведение свойственно некоторым иностранцам не только в Японии, а вообще везде…Лоцман, оставшийся после прочтения «Токийской невесты» в состоянии легкого раздражения, думает, что второй вариант более верный. Во всяком случае, героиня «Токийской невесты» объяснять свои поступки читателям не собирается. Она их деловито описывает, предоставляя нам право гадать: а зачем же так поступать­то?Вообще довольно тонкий роман Нотомб – книжка карманного формата в 200 страниц – читается со странным чувством «чего­то не хватает». Чего именно, становится ясно к середине: прилагательных не хватает, наречий, причастий – всего того, что не просто констатирует действие, но хоть как­то его описывает… «Токийская невеста» ­ роман глаголов…«Ринри пригласил их войти, быстро поздоровался и исчез на кухне. Хара и Маса приветствовали меня легким поклоном. Остальные по очереди назвали себя. Я подала заготовленное Ринри пиво. Гости смотрели на меня, не говоря ни слова»… Телеграфный стиль, стиль синопсиса – действия героев обозначены, мотивации не выявлены. Кстати, именно мотивации вообще не хватает поступкам героини. Предполагается, что «Токийская невеста» ­ роман о любви между бельгийской девушкой и японским юношей, на самом же деле это роман о том, как почему­то бельгийская девушка жила с японским юношей, зачем­то приняла его предложение выйти замуж, чего­то испугалась и непонятно зачем убежала в Бельгию, где, судя по всему, лучше ей не стало… Что испытывала героиня к герою, какие страхи ее мучали, в чем была проблема – читателю остается строить предположения.«Я была счастлива с ним. Всегда радовалась, когда его видела. Он был мне дорог, я испытывала к нему огромную нежность. Когда он уходил, я по нему не скучала». Железная логика… А может быть, подумал Лоцман, Амели Нотомб показала нам современных молодых европейцев? Напуганных разного рода психологами и психоаналитиками до дрожи и потому боящихся настоящих чувств, сильных эмоций, трепетно охраняющих так называемое личное пространство? Если в этом была цель автора, то своего она добилась. Но, скорее всего, Амели Нотомб действительно писала роман о любви… Странной, как и само произведение.