Кто это сделал?!

Над зрителем и вместе со зрителем смеется Театр ТОФ

16 июнь 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2747 от 16 июнь 2010
Над зрителем и вместе со зрителем смеется Театр ТОФ4 и 5 июня публика, пришедшая на премьеру спектакля «Кто это сделал?» в Театре ТОФ, недоумевала и переглядывалась: на сцене – во всяком случае, первые 10 минут – шло ужасное, вычурное, махрово провинциальное представление…Английская гостиная 20-х годов. Традиционный детектив в духе Агаты Кристи, но как же фальшиво, как неумело играют актеры! И вдруг из зала раздается команда «Стоп!», выходит режиссер, и начинается спектакль в спектакле. И оказывается, что действие пьесы происходит в небольшом заштатном американском театре, который репетирует детектив из английской жизни. А автор пьесы – режиссер, и для него спектакль – последний шанс состояться. И чтобы заставить актеров осознать предлагаемые обстоятельства, он советует героине притвориться отравленной. Так начинаются перевертыши, комедийные ситуации, начинается настоящий спектакль – та самая премьера, которую так ждали поклонники Театра ТОФ…– На фоне довольно солидного репертуара театра выбор пьесы братьев Мэркс «Это сделал Дворецки» кажется необычным… Легкий такой жанр…– Она легкая только в том случае, если к ней относиться безответственно, – говорит Станислав Мальцев, главный режиссер театра. – Можно ли назвать легким жанром фильм «Ищите женщину»? То-то! Это пьеса о театре и о людях театра. Я ее взял в постановку, потому что, с одной стороны, это такая прививка от болезней театра, с другой – я взял эпиграфом фразу Шекспира из «Гамлета»: «Актеры – зеркало и краткая летопись нашего времени». И пьеса умная, она написана людьми, которые досконально знают театр, любят его и ненавидят его недостатки: премьерство, зазнайство, эгоизм, ссоры актрис, амбиции режиссера…Почему все великие драматурги – Островский, Шекспир – писали много о театре, о его жизни? Через театр, который они хорошо знали, они считывали картинку современного мира. Пьеса на несколько порядков умнее, чем творения того же Рэя Куни, в ней не только детективное напряжение, но и комедия характеров, комедия нравов.Кроме того, в пьесе всего шесть действующих лиц, а именно в таких постановках проверяется состоятельность актерского ансамбля.Актерский ансамбль и впрямь в «Кто это сделал?» подобрался потрясающий. Режиссера Тони играет Сергей Кошуцкий, раскрываясь в этой роли очень необычно, показывая, как, пытаясь самореализоваться, человек сам себя съедает. Роберта – актера-премьера с имиджем Сиси из «Санта-Барбары», но безумно глупого – играет Сергей Гончаров. Молодого героя, итальянского актера Майкла – Сергей Лисинчук… Сэма – актера-неудачника, который долго был без работы, – великолепно воплотил в жизнь Евгений Паленый. Героиню-премьершу играют Юлиана Белаш и Наталья Молодчикова, юную актрису Клодию – Наталья Войник и Александра Пряха.– Легко ли материально далась постановка?– Нет. Одна из героинь – премьерша в театре, она обязана блистать нарядами. Значит, надо было много шить. Нужны были декорации, ведь спектакль идет как бы в двух измерениях: пьеса, которую репетируют на сцене, идет в антураже Англии 20-х годов, арт-деко, шик… А сам театр современный, живет сегодня, и это тоже нужно было показать. Декорации у нас трансформируются… Спектакль получился стильный и красивый – для меня это было принципиально важно, и художнику Ладе Смирновой удалось на сцене создать гармонию цвета и формы, такой аквариум, в котором, как рыбы, двигаются актеры…Конечно, к премьере мы шли непросто. Начали репетиции еще в ноябре, потом случилось сокращение штатов в театре, потом не было денег, так что мы почти полгода вокруг нее ходили… И, чтобы актеры не скучали, я разрешал им резвиться, много импровизировать, обживать пьесу изнутри, а потом, на репетициях, уже даже приходилось стучать кулаком по столу, чтобы они возвращались к каноническому тексту…С другой стороны, то, что мы так долго обживали эту пьесу, сыграло на руку. У нас не было прогона – перед его началом в Доме офицеров флота за долги выключили свет. И актеры только за час до премьеры успели выйти на сцену в костюмах... Но то, что они так хорошо знали спектакль, избавило их от зажима, от осознания: «Боже, у нас не было прогона, что делать?!». Не было бы счастья, да несчастье помогло.– Довольны ли вы реакцией публики после премьеры?– Да. В зале не дурной смех стоял, а смех, который рождался в ходе спектакля. И чтобы получить этот смех, актеры не вертелись на пупе по примеру «Кривого зеркала», нет, он рождался из тонких вещей, из ситуаций… Это мне нравится.– Что ждет поклонников Театра ТОФ в новом сезоне?– Начинаем репетиции спектакля «Дачная жизнь» по рассказам Чехова. Он у нас выйдет осенью и посвящен не только юбилею Чехова, но и 15-летию возвращения Театра ТОФ из Советской Гавани. 15 лет назад в умирающий коллектив пришел курс Александра Запорожца и театр обрел свежее дыхание, начал новую жизнь.В августе театр уходит в отпуск, а летом будут идти репетиции Чехова и репертуарные спектакли.Кроме того, в ноябре мы приглашены на театральный фестиваль в провинцию Симоне со спектаклем «Стрелочник». Мы, несмотря на все сложности, полны сил, готовы работать и творить…КстатиВиктор Бусаренко, главный режиссер театра кукол, о спектакле «Кто это сделал?»:– Очень порадовался за театр, увидел зрелое произведение по многим параметрам: по актерскому ансамблю, по режиссуре, по сценографии. Адекватный материалу, без претензий на модничанье и авангардизм получился спектакль. После первого акта я подумал: крепкий коммерческий спектакль получился. После второго: хорошая работа театра!Актеры за 15 лет сильно выросли, они стали уже молодыми мастерами. Сергей Кошуцкий в роли режиссера прекрасен, Евгений Паленый очень хорош. Крепкие, психологически разработанные роли.Станислав Мальцев меня порадовал: он мягко из молодого режиссера перешел в состоявшиеся, зрелые, успешные.Публика приняла спектакль тепло – я сам бы еще раз его посмотрел.Ну и конечно, у постановки есть заметный тем, кто в курсе проблем Театра ТОФ, грустный второй план. Когда по ходу спектакля падает занавес и зрителю видно панно с афишами театра за 15 лет, становится ясно, что театр в тревоге за свое будущее. Мне это близко как никому…