Музей «Америка»

Зал музея, в котором я присела на скамейку, гудит: сотни взрослых и детей бродят вокруг, общаются, осматривают экспонаты и витрины; в углу чинно на полу расселась школьная экскурсия и внимает педагогу, а вот смуглолицый мальчик растянулся на животе и рисует что-то… Вот такие они, музеи США – живые, а главное – напрочь лишенные того, что у нас трепетно называют «музейной тишиной»!

2 июнь 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2739 от 2 июнь 2010

Зал музея, в котором я присела на скамейку, гудит: сотни взрослых и детей бродят вокруг, общаются, осматривают экспонаты и витрины; в углу чинно на полу расселась школьная экскурсия и внимает педагогу, а вот смуглолицый мальчик растянулся на животе и рисует что-то… Вот такие они, музеи США – живые, а главное – напрочь лишенные того, что у нас трепетно называют «музейной тишиной»!Программа, по которой корреспондент «В» провел три недели в Соединенных Штатах Америки (вместе с сотрудниками крупнейших музеев Дальнего Востока России) и побывал в пяти очень разных городах – Вашингтоне, Лос-Анджелесе, Санта-Фе, Пенсаколе и Нью-Йорке, называлась «Проявление сообществом своей активной жизненной позиции с помощью культуры – взаимосвязь между искусством, окружающей средой и участием граждан в жизни сообщества». При всей заковыристости формулировки суть программы была ясна: нам показали, как музеи, галереи, культурные проекты и арт-сообщества могут изменять (и уже изменяют!) к лучшему жизнь и сознание людей, влиять на развитие территорий и конечно же развиваться сами. И никакой музейной тишины!Началась программа в Вашингтоне – не только потому, что это столица, но и потому, что опыт, которым обладают работники Смитсоновского комплекса музеев – самого крупного в мире,? бесценен… В совет директоров Смитсоновского комплекса входят сенаторы и конгрессмены, а председателем совета является либо вице-президент страны, либо один из судей Верховного суда. Работники комплекса рассказали, к примеру, как в бытность вице-президентом активно участвовал в жизни Смитсонии Джордж Буш-старший.Смитсония – целый мир. На Национальном молу в Вашингтоне (между мемориалом Джорджа Вашингтона и Капитолием) расположена только часть этого комплекса – девять музеев и галерей, среди которых музей авиации и космонавтики, музей естественной истории, музей американских индейцев и два огромных здания Национальной художественной галереи (это те, по которым мне удалось пройтись). Каждый из них – собрание сокровищ, место, по которому можно бродить часами, не теряя интереса… И едва ли в моем фотоаппарате найдется кадр из любого музея Смитсонии, в котором не было бы детей или подростков. Да что там – школьные и детсадовские экскурсии, мамы с колясками, папы с малышами попадали в объектив буквально в любом увиденном в США музее. Здесь все продумано и выстроено так, чтобы посетителям было интересно, удобно, познавательно, а главное – чтобы им хотелось вернуться! Нет смысла говорить о кафетериях, магазинах сувениров (и каких магазинах!), туалетах, лифтах и эскалаторах, о том, что все здания оборудованы для посещения людьми с ограниченными возможностями,?– это само собой разумеется. Но невозможно не сказать о том, как серьезно работают сотрудники Смитсонии над тем, чтобы создавать такие выставки и экспозиции, которые выполняли бы множество функций – от образовательной и воспитательной до развлекательной, причем для каждого из 7,5 миллиона человек, которые в год посещают музеи Смитсонии (и почти 30 миллионов заходят на сайт). Главное – что и как показывать, говорили нам в Смитсонии. Да, конечно, увидеть в музее авиации и космонавтики воочию комплекс «Союз-Аполлон», к примеру, или космический телескоп «Хаббл», или настоящий лунный модуль – это замечательно. Но этого мало! Нужно не только показывать, но и рассказывать (поэтому любая экспозиция имеет звуковой ряд, что, по сути, является еще одной экскурсией, не дублирующей, но дополняющей и расширяющей визуальный ряд), и побуждать узнавать больше. Поэтому интерактивность – само собой разумеющаяся вещь. К примеру, в музее американских индейцев у выставки золотых изделий, или у выставки кукол, или у выставки оружия стоят сенсорные панели. Нажимая на них пальчиком, можно узнать массу информации о каждом экспонате и внимательно его рассмотреть. Кроме того, важно, чтобы каждая выставка не была, что называется, застывшим прошлым. История человечества, искусств или даже космонавтики вовсе не окаменевшее нечто, а живой и развивающийся процесс. Конечно, придумать, как связать прошлое с настоящим, проложить эти цепочки, показать, как одно перетекает в другое, трудно, это занятие требует нестандартных подходов и нетрадиционных приемов. Но результат… Результат того стоит! Достаточно пройтись, к примеру, по музею американских индейцев в Вашингтоне, чтобы увидеть, как показ традиционных ремесел или быта коренных жителей Америки сочетается с видеорассказами современников – потомков индейских племен (кстати, представители коренного населения работают и экскурсоводами). А как тщательно подходят сотрудники Смитсонии к количеству и качеству письменной информации, размещенной в экспозиции, – там нет ни одного лишнего слова! Емко, кратко, четко, а главное – побуждает идти дальше, смотреть, слушать, узнавать… Дети, подростки должны идти в музеи с желанием, а для этого здесь разработаны десятки туров, образовательных программ! Даже в Национальной галерее, в корпусе классического искусства, меж Веронезе, Рембрандтом, Рафаэлем и Да Винчи вы обнаружите уютно расположившиеся на полу группки детей, которым что-то рассказывает экскурсовод. Здесь не запрещено быстро ходить, смеяться, делиться друг с другом впечатлениями от увиденного. А смотрители в зале наблюдают только за тем, чтобы полотнам не был нанесен вред, чтобы фотографировали без вспышек и в приступе экстаза не пытались поцеловать картину (а такое случалось, рассказали нам в центре Пола Гетти в Лос-Анджелесе, потом реставраторы долго убирали следы помады с полотна). Музейная тишина – пережиток прошлого, ей не место там, где должна кипеть жизнь! Сотрудники Смитсоновского комплекса эту истину усвоили очень давно… И потому тысячами идут в их музеи юные граждане…