Ленин и генерал Дитерихс

Ленин и Дитерихс… Что может быть общего у пролетарского вождя, сокрушившего Российскую империю, и его оппонента – едва ли не самого ревностного поборника самодержавной, монархической Руси. И тем не менее…

2 июнь 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2739 от 2 июнь 2010
3a919d1a94808221287cd5f21c694728.jpg Ленин и Дитерихс… Что может быть общего у пролетарского вождя, сокрушившего Российскую империю, и его оппонента – едва ли не самого ревностного поборника самодержавной, монархической Руси. И тем не менее…Владимир Ильич к исходу Гражданской войны определенно, если можно так выразиться, поправел.В начальный период революции он охотно давал вольную желающим выйти из «тюрьмы народов», или, говоря по современному, инициировал парад суверенитетов, без устали призывал ломать все старое и в новую власть двигал исключительно пришлых интернационалистов. Аналогичным образом вел себя и по отношению к Дальнему Востоку.Озаботился вождь судьбой окраиныПоначалу смотрел на регион сквозь призму доктрин мировой революции – та же стратегия, та же кадровая политика… Ничего не стоило, например, поднять вопрос о продаже американцам Камчатки – сделка чудом сорвалась.Однако ближе к исходу Гражданской войны, точнее, к своему концу несколько поменял курс и начал уже не только ломать…Наиболее удачным примером его восточной политики считается образование Дальневосточной республики. Создание «буферного» государства позволило Советской России технично избежать военных столкновений с Японией, чего, кстати, Ленин панически боялся, с другой стороны, держать обширный кусок российской территории под надежным контролем.Все это хорошо известно и многократно, особенно в советское время, описывалось и преподносилось как пример дальновидной ленинской политики. Гораздо менее известно, что при образовании ДВР некоторые особо горячие головы вроде будущего главы республики А.Краснощекова лелеяли надежду сделать столицей ДВР Владивосток. Краснощеков явился из США в разгар российской заварушки и с рядом своих сторонников вынашивал далеко идущие сепаратистские цели.Ленин быстро раскусил «самостийность» и заменил Краснощекова на лояльного Н.?Матвеева.Верхом пробудившейся у пролетарского вождя национальной озабоченности станет телеграмма, отправленная правительству Дальневосточной республики 26 октября 1922 года – на следующий день после вступления Народно-Революционной Армии во Владивосток! В экстренной депеше, приветствующей освобождение Приморья, говорилось только об изгнании интервентов… и ни слова о заклятых врагах – белогвардейцах. Случайна ли такая «забывчивость»?Наконец, еще через месяц – классика: знаменитые слова «Владивосток далеко, но ведь это город-то нашенский…».Попутно замечу, что произнес их Ильич 20 ноября 1922 года на пленуме Моссовета, в последнем своем публичном выступлении, – больше на народе слегший вскоре вождь уже не появлялся. Так что помимо всего прочего для нас, дальневосточников, это еще и своего рода завещание.Но при чем тут Дитерихс, спросит читатель, он-то каким боком?Кто вы, генерал?В то время как на большей части России Гражданская война закончилась, Дальний Восток все еще оставался горячей точкой. В край стекались остатки разгромленных войск Колчака, казачьих частей атамана Семенова. С другой стороны, начинался вывод японцев. Наконец, находившееся при власти в Приморье Приамурское Временное правительство братьев Меркуловых своими действиями, а точнее, сплошь и рядом отсутствием таковых усугубило и без того острый политический кризис.Для его разрешения по инициативе военных был призван генерал Дитерихс, отошедший к тому времени от боевых дел и проживавший в Харбине.Михаил Константинович охотно согласился, но поставил условие: примет власть исключительно на законных, легитимных основаниях, для чего предложил созвать Земский собор, на котором и сформировать структуры новой власти в Приамурском крае.Собор состоялся в конце июля – начале августа 1922 года. Проходил он пышно, в высшей степени торжественно: с молебнами, шествиями.Приветственную телеграмму прислала вдовствующая императрица Мария Федоровна.Удивительно, но удалось добиться максимально возможного представительства – от духовенства и старообрядческих общин до армии и флота, от сельского и казачьего населения до торговопромышленного сословия, высших учебных заведений и даже от русского населения полосы отчуждения КВЖД.Тем самым удалось соблюсти старинный принцип избрания членов Земского собора – сословность и представительство от групп населения в противовес парламентской партийности.На словах – за, а в реальности?Собор проходил под великодержавными, монархическими лозунгами. Казалось, сама Древняя Русь вернулась в эти дни в большой зал Владивостокского общедоступного театра, в котором проходил Собор. После длительных прений Верховым правителем Приамурского земского края и воеводой Земской рати был провозглашен Дитерихс.Михаил Константинович – личность незаурядная, уникальная. Выходец из старинного обрусевшего чешского рода, потомственный военный, участник Русско-японской и Первой мировой войн. В 1915 году был главным разработчиком знаменитого Брусиловского прорыва, в Гражданскую – главнокомандующим у Колчака. В критический момент хлопнул дверью по причине неприятия его плана отвода войск от Омска. Между прочим, сегодняшние военные стратеги единодушны во мнении, что предложенный тогда Дитерихсом план был гораздо предпочтительнее намерения Колчака стоять до конца.Разругавшись с Верховным правителем, отбыл в Харбин, где взялся за написание истории убийства царя Николая I и его семьи. Этот объемный двухтомный труд будет издан в 22м у нас, во Владивостоке, и, кстати, станет первым в мировой серии книг о русском цареубийстве…Дитерихс был глубоко религиозным человеком, фанатично верил, что только самодержавная власть способна спасти Россию и что народ верен самодержавным началам, стоит только его повести… Реальность же оказалась далеко не столь благостной и перспективной. Уже с первых шагов новый правитель столкнулся с вещами, буквально потрясшими его: нежеланием, а то и саботажем.Желая лично убедиться в умонастроениях этого самого богоспасаемого народа, Дитерихс выезжает в приморское село Вознесенское. Крестьяне охотно слушают заумные речи, соглашаются… и расходятся – на исходе лето, пора собирать урожай.Окончательно доконало генерала-правителя нежелание местных предпринимателей внести пожертвования на общее дело – отказались все без исключения!Земская рать смогла продержаться немногим более двух месяцев и под ударами наступавшей Народно- Революционной Армии (сначала – Блюхера, а потом – Уборевича) терпели поражение за поражением. 17 октября Дитерихс издал свой последний указ, признававший неизбежное – конец белого движения и уход в эмиграцию.На этом, казалось бы, можно поставить точку. Тем более что в печати – как советской, так и зарубежной, в том числе и белоэмигрантской, Земский собор не вызвал большого резонанса. Старое вино – да в новые меха!Только совсем недавно, в конце 90х годов, давняя и порядком забытая дитерихсовская идея вновь всплыла и засверкала новыми гранями. Настоящим откровением стала изданная в конце 2005 года книга «Генерал Дитерихс», в которой на строго документальной основе раскрывается последний акт всероссийской трагедии.Крупнейшие специалисты по истории православия и русской государственности, в частности, бывший митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев), писатель и публицист Михаил Назаров, ряд других пришли к выводу, что значение Приамурского Земского собора выходит далеко за рамки регионального масштаба.«Приамурский Земский собор,?– указывает известный публицист Михаил Тюренков,?– был исключительным с духовной точки зрения (хотя и запоздалым) событием в истории Гражданской войны. На далеком краешке свободной Русской земли он сформулировал выводы, которые поныне имеют огромное значение для всех русских людей, стремящихся к возрождению нашей исторической государственности...».Вчитаемся в один из последних призывов генерала-державника:«За весь период исторического бытия Государства Российского,?– убеждал с присущей ему истовостью Дитерихс одного из своих корреспондентов,?– никто, ни один народ, никакая другая вера не хотят видеть в России – Россию Христа. Не было, кажется, в Европе и Азии народа, который не пытался бы уничтожить Россию, стереть ее с лица земли, поколебать в ней христианскую веру, умалить значение ее идеологических начал. От диких татарских племен до культурных европейцев, от древнего Израиля до новоиспеченной живой церкви, все народы мира, окружавшие Россию, все иные религиозные исповедания, не исключая и неправославных христианских, с одинаковым ожесточением пытались попрать, унизить Россию Христа или путем порабощения ее силой, или путем необъяснимой, садической нетерпимости к ее национально-религиозным началам государственного строительства».Есть, конечно, в этих словах и гипербола, и в чем-то слишком резкие обобщения, и веет от текста далеким прошлым, но если по сути, то разве генерал не прав, разве это не актуально сегодня?И еще. В последние годы в различных слоях общества все громче звучит идея, еще вчера казавшаяся совершенно фантастической, – возрождение монархического правления в России.Думаете, случайно пропутешествовала летом 2007го по России представительница Императорского Дома Романовых Великая Княгиня Мария Владимировна? И почему именно во Владивостоке сиятельная особа так откровенно и, можно даже сказать, демонстративно презентовалась?Вопрос не о легитимности ее притязаний, вызывающих неутихающие споры, – это тема отдельного разговора. А о самом факте явления в городе, который в далекое смутное время оказался единственным в растерзанном Отечестве, где четко и недвусмысленно было сказано: России идти по пути, предначертанному свыше…