Священный долг оплатите, пожалуйста

Накануне майских праздников начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал-полковник Смирнов озвучил намерение военного ведомства повысить призывной возраст до 30 лет. Спустя пару дней начальник Генштаба генерал Макаров внес уточнение: вопрос о повышении призывного возраста пока только рассматривается, поэтому в данный момент военные думают главным образом о том, «как выбрать весь призывной контингент, который мы сейчас имеем».

26 май 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2735 от 26 май 2010
e465993c81acdf4aa9371264e88a78cd.jpg Накануне майских праздников начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал-полковник Смирнов озвучил намерение военного ведомства повысить призывной возраст до 30 лет. Спустя пару дней начальник Генштаба генерал Макаров внес уточнение: вопрос о повышении призывного возраста пока только рассматривается, поэтому в данный момент военные думают главным образом о том, «как выбрать весь призывной контингент, который мы сейчас имеем».Войска не пополняются необходимым количеством военнослужащих срочной службы. Переход части армии на профессиональную основу провалился, и воинские должности, предназначавшиеся для контрактников, нужно заполнять срочниками — здоровыми, здравыми и образованными. А их нет.Нехватка призывников, которые могли бы удовлетворить генералов, объясняется естественными причинами: переходом на один год службы, потребовавшим увеличения призыва, демографической ямой, болезнями населения и непривлекательным образом армии.Восполнить эту естественную нехватку законными способами невозможно, поэтому военное ведомство думает, как изменить законы (повысить призывной возраст, например). Пока же действуют прежние законы, ставка делается на военкоматы. Именно они должны «выбрать весь призывной контингент».От военкоматов сейчас требуется одно — выполнение плана. Сама их работа при этом контролируется очень формально. Что способствует не столько выполнению призывных планов, сколько росту коррупции, расцвету самоуправства и торжеству некомпетентности.План на весенний призыв по Москве — около 8 тысяч человек. Это много для нашего города. Осенний план, правда, был еще больше — 10 тысяч. И по официальным данным, осенью 2009 года Москва действительно отправила 10 тысяч призывников в войска. Однако наши источники из столичных военкоматов уверены, что это не так. С плановым заданием справились далеко не все. На новое медицинское обследование направят восемьсот человек, признанных негодными к службе в последние годы. Начальство надеется, что таким образом удастся выловить тех, кто «откосил» за деньги, и таки отправить их служить.Наши источники, однако, уверяют, что дело не в этом. Новое «военкомовское» руководство, по их мнению, затевает повторное медобследование исключительно ради того, чтобы выявить откошенных и слупить с них по второму разу.Задача «любой ценой выполнить план по призыву» решается одновременно с задачей «любой ценой пополнить карманы». Купить военный билет сейчас даже проще, чем раньше. Минимальная цена в Москве — три тысячи евро. Посредниками между призывниками и военкоматами выступают «адвокатские бюро», которые легко найти в Интернете, — они откровенно предлагают помощь уклонистам. В некоторых военкоматах обходятся и без посредников — в приемный день призывников на входе просто встречает «шнурок», который тут же всем раздает свои визитки, объясняя, что через него можно решить вопросы с «откосом».Осенью прошлого года призывник Мисюрев Алексей, 1988 г. р., принес старшему врачу призывной комиссии Тверского военкомата акт исследования состояния своего здоровья, выписанный в 71-й городской клинической больнице. Направить его туда на обследование могла только медкомиссия. Но старший врач не помнила Мисюрева. Более того, его внешний вид никак не соответствовал тому врачебному заключению, которое он принес.Старший врач попросила Мисюрева объяснить, где он взял направление на обследование. Тот послушно написал на ее имя заявление, в котором объяснил, что был приглашен на медкомиссию 23 октября, но на нее не пошел, потому что «мне позвонили (кто не могу сказать) и сказали, чтобы я подошел в 322 к Дронову Н.В. и взял направление и акт, что я и зделал» (орфография автора сохранена).Н.В. Дронов — начальник отделения призыва Тверского военкомата. Он не врач и не имеет права направлять призывников на медобследование в больницу. Старший врач обратилась за разъяснениями к начальнику призыва Дронову, в результате чего он противоправным образом отстранил ее от работы в призывной комиссии. А Мисюрев в армию так до сих пор и не пошел.Зато от Тверского военкомата в декабре прошлого года отправился служить в сухопутные войска его сверстник — Абдурахманов Муратбек из Ошской области, работавший в Москве дворником. Судя по документам, которые имеются в редакции, его отправили «одним днем», сфабриковав данные о первичной постановке на учет и прохождении медкомиссии, которую он на самом деле не проходил.Наши источники утверждают, что дворники-гастарбайтеры здорово помогают столичным военкоматам выполнять план. Милиция приводит их толпами, и здесь с ними долго не церемонятся. Русского языка они не знают, родных у них в Москве нет, вытащить их с призывного пункта некому. Больные или здоровые, они не успевают оглянуться, как оказываются в рядах ВС.Но если родственники в Москве есть, тем более уважаемые, отношение к призывнику совсем иное.В ходе осеннего призыва 2009 года врач-терапевт Тверского райвоенкомата просматривал дела призывников, признанных ограниченно годными (это значит, что в мирное время их призывать нельзя, только если война и всеобщая мобилизация), и наткнулся на дело Миронова Сергея Сергеевича, 1985 г. р. Миронов признавался ограниченно годным к военной службе по причине бронхиальной астмы, подтвержденной обследованием в 63-й горбольнице, однако описание симптомов его болезни вызвало у врача сомнения. Чтобы развеять их, врач позвонил в 63-ю больницу и выяснил, что призывник Миронов там никогда не лежал и не обследовался. Тем не менее городская комиссия г. Москвы 20 октября 2009 г. утвердила непригодность Миронова и освободила его от обязанности служить в армии.Скандальная история получила широкую огласку среди врачей призывных комиссий. Миронов — фамилия распространенная, и никто не связывал призывника Сергея Сергеевича Миронова с председателем Совета Федерации Сергеем Михайловичем Мироновым, пока об этом напрямую не сказало начальство, объясняя необходимость попрать закон и выдать военный билет юноше, который не то что в больницу не явился, но и в военкомат за этим самым билетом. Наши источники рассказывают, что военный билет ему отвозил на дом кто-то из сотрудников военкомата, причем даже не ему, а его родным, поскольку сам призывник в это время находился за границей.Является ли он на самом деле сыном председателя верхней палаты? По официальным данным, сын у Сергея Михайловича Миронова постарше и его зовут Ярослав. Возможно, есть и второй сын, 85-го года рождения, по каким-то причинам скрываемый от широкой общественности. А может, и нет второго сына и Сергей Сергеевич — ребенок каких-то других Мироновых. Но в том, что они могущественные люди, можно не сомневаться.Дети таких людей раньше не служили в армии и теперь не служат. Это привычный ход вещей, который не вызвал бы сейчас большого возмущения, если бы при этом в военкоматах по-честному относились к больным ребятам и не затаскивали в армию любыми путями, пользуясь их безответностью и правовой неграмотностью.