Про сапоги и перестройку

Бог ты мой, целых 25 лет прошло с того «судьбоносного» пленума ЦК КПСС. Многие уже и не знают значение этой буквенной абракадабры. Тем не менее, факт остается фактом – именно в апреле 1985 года на том самом пленуме впервые власти заговорили о том месте, куда уверенно сползал колосс под названием СССР. А заодно о перестройке, итоги которой мы ощущаем на себе и по сей день.

16 апр. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2713 от 16 апр. 2010
Бог ты мой, целых 25 лет прошло с того «судьбоносного» пленума ЦК КПСС. Многие уже и не знают значение этой буквенной абракадабры. Тем не менее, факт остается фактом – именно в апреле 1985 года на том самом пленуме впервые власти заговорили о том месте, куда уверенно сползал колосс под названием СССР. А заодно о перестройке, итоги которой мы ощущаем на себе и по сей день. Это сегодня, после ужасов 90-х и прочих лет, те далекие годы кажутся просто раем стабильности. Страшно подумать, – работать людей заставляли! А «тунеядцев» могли, того, и в тюрьму отправить. Как, впрочем, и, этих самых, которые с нетрадиционной ориентацией. Но я не об этом. Не знаю, кто как, но автор этих строк, несмотря на то, что описываемый период он был еще школьником, видел вокруг огромное количество проблем, которые нарастали как снежный ком... Впрочем, кроме мира во всем мире, нас больше волновали житейские проблемы, которые, правда, ярко дополняли общую картину. Расскажу об одном характерном случае. Пропев, за исключением месяца в обязательном «концлагере» труда и отдыха, очередное красное лето, засобирался было я в школу. Родители, понятное дело, уже давно суетились по части моей одежды, портфеля и прочих ластиков. Тут надо заметить, что родители мои были из рабочей среды, передовики, и надо сказать, тогда государство платило пролетариям очень неслабые деньги. Каюсь, бумажного добра с профилями Ильича в доме хватало. Но, как говорится, не в деньгах счастье… Итак, нужно купить стандартный школьный костюм, рубашку и что-нибудь на ноги. Кто что достанет. Выяснилось, что к концу лета мои ноги на бабушкиных, видимо, харчах несколько выросли, достигнув размера лап взрослого homo sapiens. По нынешним временам – это не проблема, а тогда – целая катастрофа. Она и разразилась. Сандалии, которые я безжалостно эксплуатировал все лето, к сентябрю подло развалились. На смену им пришли… калоши. Все остальное было бескомпромиссно мало. В наших поселковых магазинах обуви как таковой не водилось за исключением разве что очень редких «завозных» дней. Но и «эти дни» не помогли. Начали мы окучивать близлежащие населенные пункты. Вообще голо. Добрались до райцентра. Там что-то похожее на обувь было, но «мужские» размеры заканчивались на 40-м. Мать была в полном отчаянии… В итоге на торжественную линейку я двинулся в отутюженном костюме, белой рубашке (слегка маловатой в рукавах, но и ту еле достали) и… отцовских резиновых сапогах. В коих пропарил ноги несколько недель, пока кто-то там из знакомых не привез из Владивостока какое-то подобие нормальной обуви. Вы скажите, подумаешь, взъелся на державу из-за каких-то ботинок, вот в Гражданскую было дело… Ваше право, но как раз обиды, помню, тогда никакой не было. Так, очередное подтверждение общей потребительской безнадеги. Просто еще больше укрепилось понимание, что государство, космические корабли которого вовсю бороздят просторы Большого театра, но в котором школьнику к концу XX века нечего обуть, а его друзья на уроках спали, потому что отстояли с четырех утра в очереди за колбасой – вряд ли можно назвать идущим в правильном направлении. А дальше, вполне логично, грянула перестройка, которую вряд ли кто сегодня вспомнит без ругани. Но это уже другая история...