Жена за дверью

Постановление суда занимает две странички. А решение – всего пару строк: «Выселить Ирину Иванову из кв. № 12 в д. № 22 по улице... без предоставления другого жилого помещения». Вот так Ирине запретили строить семью, жить вместе со своим мужем. И все – согласно Жилищному кодексу.

2 апр. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2705 от 2 апр. 2010
bb97cd090474a6d567debb1e2cdfdbf5.jpg Постановление суда занимает две странички. А решение – всего пару строк: «Выселить Ирину Иванову из кв. № 12 в д. № 22 по улице... без предоставления другого жилого помещения». Вот так Ирине запретили строить семью, жить вместе со своим мужем. И все – согласно Жилищному кодексу.«Свои» метрыЭта история – очень яркая иллюстрация к тому, как решение, принимаемое на основе Жилищного кодекса, – при всей его абсолютной законности – оказывается полностью противоречащим Конституции, Семейному кодексу и здравому смыслу. Жила-была на свете бабушка. И были у нее двое детей и два внука. И была у нее трехкомнатная квартира. И были там зарегистрированы еще три человека – Клавдия, одна из дочерей, с сыном Артемом, а также один внук Алексей – от другой дочки. По каким причинам жилье не было приватизировано, сейчас уже никто не помнит. Однако после смерти бабушки «квартирный вопрос» стал практически неразрешимым...После смерти бабушки Клавдия и Артем сразу же заняли две большие – по 17 метров – комнаты. Алексею же выделили маленькую – девять квадратов – комнатку. Свои метры отгородили дверью с замками. Затем Клавдия собрала вещи и уехала жить к новому мужу. В двух комнатах остался «царствовать» Артем. Он не упускал случая намекнуть двоюродному брату, что тот здесь никто и звать его никак, у них с матерью метров больше, а значит, и прав больше, и кухней, ванной, туалетом Алексей вообще пользуется постольку-поскольку, от щедрот родственников... Хотя правовой режим квартира не меняла. Но у Артема и его матери был четкий план – выжить двоюродного, а затем уже спокойно приватизировать жилье. Так сказать, без особых затрат получить квартиру.Гостевой бракАлексей, осознавая и несправедливость ситуации, и незаконность притязаний родственников, старался не вступать в конфликты, много времени проводил на работе. А потом – встретил Ирину. И влюбился...– Пока мы встречались, – рассказывала Ирина в редакции, нервно теребя в руках платок, – родственники ничего не предпринимали, но вот когда мы с Алексеем решили пожениться...Для начала Артем, как и его мать, наотрез отказался дать согласие на регистрацию Ирины в квартире, а затем подал заявление в суд с требованием выселить «нелегалку» с площади. Суд, рассмотрев все обстоятельства, вынес решение в пользу истца. Вот строки из постановления: «В соответствии со ст. 70 ЖК РФ наниматель с согласия членов своей семьи вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, в силу требований ст. 69 ЖК РФ названное право принадлежит также и членам семьи нанимателя... Как следует из материалов дела, «письменного разрешения Смирновой К. и Смирнова А. на вселение Ивановой И. в спорную квартиру не имелось, наличие либо отсутствие устного согласия на вселение не имеет правового значения для разрешения настоящего спора, из чего следует вывод, что вселение Ивановой И. в спорную квартиру произведено с нарушением установленного законом порядка». И Ирину, у которой жилья во Владивостоке нет, выбросили на улицу. Разлучив с мужем.– Артем не скрывал своих намерений, – говорит Ирина. – Он был уверен, что Алексей уйдет из квартиры вслед за мной и уже ничто не помешает Артему стать ее единоличным владельцем. Но нам с мужем жить-то просто негде! Снимать жилье не по карману... А еще Артем очень боится, что у нас с Алексеем появится ребенок, и его зарегистрируют в квартире. Но как можно рожать в такой ситуации? Когда такая нервотрепка каждый день?Нервотрепка – это еще мягко сказано. Ирина может находиться в квартире только тогда, когда там присутствует Алексей – как гостья. И то только с 7 утра до 23.00. Уже несколько раз судебные приставы (по словам Ирины, у Артема есть друзья в этой службе) приходили и удаляли ее из квартиры – ночью или когда мужа не было дома.Молодая семья нуждается в улучшении условий...– Как сохранить семью, любовь в такой ситуации? – плачет Ирина. – Я постоянно на нервах, Алеша в доме – склоки, скандалы... Мы уже год так живем, если это можно назвать жизнью.Супруги пытались найти цивилизованный выход из ситуации. Предлагали, в частности, Артему и его матери приватизировать квартиру на троих. Предлагали – от отчаяния, чтобы Артем выкупил у Алексея его комнату. Даже пытались разменять жилье...– На предложение о приватизации Артем просто рассмеялся в лицо, – говорит Ирина. – Он сказал, что с удовольствием приватизирует квартиру – когда нашего с Алешей духа там не будет. Когда предложили выкупить, сказал, что готов заплатить 100 тысяч рублей. Не хотите – не надо. А что касается обмена... Мы обращались почти во все агентства города, и ни одно из них не хочет работать с неприватизированным жильем.Ирина и Алексей пытались встать на учет как молодая семья, нуждающаяся в улучшении условий. Но так как Алексей зарегистрирован в квартире площадью 60 квадратных метров и на его долю приходится 20 квадратов, в постановке на очередь им отказали. Тот факт, что в реальности у Алексея комнатушка девять квадратов, а у Ирины вообще жилья нет, и регистрация бывает не всегда, никого не заинтересовал.Ирине и Алексею, которые обращались к юристам, выслушать пришлось немало.– Нам говорили, что само заявление в суд от Артема и его матери – чистый фарс, – рассказывает Ирина. – Нет сейчас такого понятия, как проживание. Если я не зарегистрирована в квартире, меня оттуда и выселить не могут, чисто юридически. Но с другой стороны, в квартире по социальному найму не могут жить не зарегистрированные там люди. Еще говорили, что наша ситуация идет вразрез с Семейным кодексом, но что при этом нет никаких возможностей выиграть суд. В общем, какой-то юридический казус...Ирине и Алексею остается один путь: найти три варианта обмена квартиры того же правового режима, предложить Артему и его матери, а когда родственники эти варианты отвергнут, подать в суд на принудительный размен квартиры. Но вариант этот скорее теоретический, чем способный воплотиться в жизнь.– Я пыталась, – Ирина смахивает слезы. – Но во Владивостоке 75 процентов жилья приватизировано и найти три варианта обмена практически невозможно. Что нам с Алексеем теперь делать – понятия не имеем. Вы не представляете, как мы устали. Разве это семья, когда муж и жена должны жить порознь – по закону?Мы оставим без комментариев поведение Клавдии и Артема. Бог им, как говорится, судья. Ситуация, сложившаяся в этой семье, кажется невероятной и невозможной. Но она есть – и порождена российскими законами. Видимо, составители законов не думали о конкретных Ирине и Алексее, когда писали Жилищный кодекс. И предположить не могли, что одной семьей в России может стать меньше, что не родятся дети... И все исключительно по закону!Эх, прав был булгаковский герой: квартирный вопрос портит...От редакцииВсе имена героев изменены. Если у вас есть возможность помочь Ирине и Алексею (например, с вариантами обмена), их телефоны есть в редакции.