Монолог жертвы

Вот что-что, а название роману – дебютному своему произведению – Элис Сиболд могла бы придумать и получше. Во всяком случае, на взгляд Лоцмана, «Милые кости» не совсем соответствуют сути и духу романа, настраивают читателя на какой-то готический или, того хуже, мистический лад, заставляя предполагать, что книга – это роман ужасов или что-то в этом духе. Вот и фильм, снятый по роману (кстати, Лоцман совершенно согласен с тем, что «Милые кости» просто просились на экран), рекламировали с упором на «мистику и ужасы», а ведь на самом деле книга совершенно, абсолютно не об этом!

31 март 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2703 от 31 март 2010
725278e4ed8c21f107eae75eef82f40c.jpg Вот что-что, а название роману – дебютному своему произведению – Элис Сиболд могла бы придумать и получше. Во всяком случае, на взгляд Лоцмана, «Милые кости» не совсем соответствуют сути и духу романа, настраивают читателя на какой-то готический или, того хуже, мистический лад, заставляя предполагать, что книга – это роман ужасов или что-то в этом духе. Вот и фильм, снятый по роману (кстати, Лоцман совершенно согласен с тем, что «Милые кости» просто просились на экран), рекламировали с упором на «мистику и ужасы», а ведь на самом деле книга совершенно, абсолютно не об этом! И пусть читателя не смущают первые строки «Милых костей»: «Меня звали Сюзи, фамилия – Сэлмон, что, между прочим, означает «Лосось». Шестого декабря тысяча девятьсот семьдесят третьего года, когда меня убили, мне было четырнадцать лет. В середине семидесятых почти все объявленные в розыск девочки выглядели примерно одинаково: цвет кожи – белый, волосы – пышные, каштановые. Лица, похожие на мое, смотрели с газетных полос. Это уж потом, когда стали пропадать и мальчишки, и девчонки, и белые, и черные – все подряд, их фотографии начали помещать и на молочных пакетах, и на отдельных листовках, которые опускали в почтовые ящики. А раньше никто такого даже представить не мог». Несмотря на то что повествование в романе идет от лица убитой девочки, живущей на небесах, в нем ни капли ужасов, готики или других модных нынче жанров. Потому что «Милые кости» не обсасывают «расчлененку» или «чернуху», не заставляют читателя покрываться гусиной кожей от предвкушения «клубнички».Давненько Лоцману не доводилось читать столь глубокого, проникновенного психологического романа, столь взвешенного, мелодраматичного и в то же время жесткого романа. Элис Сиболд показывает, как меняется жизнь в общем-то обычной семьи – мама, папа, две дочки и сын – после того, как старшая девочка погибает от руки психопата-маньяка. Как трагедия проникает в души каждого члена семьи, меняя его, заставляя впадать в депрессию, уходить в агрессию, переживать горе и строить жизнь так, чтобы не сойти с ума от страданий… Читать о том, как пытается найти убийцу отец, испытывающий огромный груз вины за то, что не смог уберечь свое дитя, как младшая сестра пытается закрыться от рвущего душу сочувствия и любопытства окружающих, как мать находит свой, возможно, не самый правильный путь выхода из ситуации, очень тяжело. Но выбранный автором путь повествования в данном случае – идеальный. Девочка, для которой герои книги – родные, самые любимые люди, не судит их, а сопереживает, волнуется, заставляя и нас проявлять милосердие и чуткость…«Милые кости» - отличная книга, может быть, слишком «психологическая», но это вполне простительно. В книге столько любви, столько доброты и мудрости, что, право же, на мелочи и внимание обращать не стоит.