Помру в больнице голодной смертью

Легко живется сейчас диетологу городской клинической больницы № 1 Владивостока Ларисе Траценко и заведующей складом Татьяне Паламарчук: не надо, как прежде, составлять меню на 16 разных диет, ни к чему спозаранку открывать пищеблок и заботиться, например, о качестве манной кашки и какао к завтраку. Молока в больнице нет с апреля. Продуктовый склад пуст.

22 нояб. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №27 от 22 нояб. 1996
Легко живется сейчас диетологу городской клинической больницы № 1 Владивостока Ларисе Траценко и заведующей складом Татьяне Паламарчук: не надо, как прежде, составлять меню на 16 разных диет, ни к чему спозаранку открывать пищеблок и заботиться, например, о качестве манной кашки и какао к завтраку. Молока в больнице нет с апреля. Продуктовый склад пуст.

Осталось чуть-чуть чая, томата да в овощехранилище - немного капусты и картошка, которую в совхозе дали больнице в долг. Поэтому завтраков и ужинов не бывает, а над меню обеда долго думать не приходится.

- Сегодня у нас на первое борщ: вода, картофель, капуста, томат. Второе блюдо - картофель отварной. На третье - чай без сахара, - говорит Лариса Траценко. - Завтра будет то же самое, разве что томат кончится. Стыдно больным в глаза смотреть: люди голодные. Я работаю здесь 13 лет, и за все время никогда такого не случалось, чтобы нечем было кормить пациентов, как в этом году.

Ой, не дай бог заболеть! Хворать нынче во Владивостоке накладно. А народ-то все равно болеет: все 600 коек в стационаре на Первой Речке заняты. Хорошо, если есть родные, которые приносят еду и прочее. А как выжить в больнице людям одиноким?

- Голодаю, - плачет баба Маша - Мария Ильинична Макарова из отделения раневой инфекции. - С пустого борща разве силы будут? А денег на продукты мне взять неоткуда, пока пенсия не придет. Помру в больнице голодной смертью.

В такое отчаянное положение поставили муниципальную больницу и ее пациентов городские власти и фонд обязательного медицинского страхования.

- Город не платит фонду, а фонд - нам, - разводит руками главный врач Александр Кондрашов. - Трудности с деньгами пошли с начала года, но до августа ФОМС хоть частично оплачивал наши затраты, а с августа мы не получили из фонда ни копейки. Нам больше никто не хочет отпускать в долг продукты для питания больных, "Фармация" - медикаменты. Ведь мы задолжали "Фармации" больше 100 миллионов рублей. Так что сегодня нам нечем пациентов кормить, нечем лечить. У нас в наличии - только знания и квалификация врачей. Больше ничего нет.

Заведующая больничной аптекой Тамара Рыбкина показала корреспондентам "В" пустые полки десятков шкафчиков, где всегда хранились лекарства, что ежедневно выдавались в отделения стационара.

- Раньше я даже злилась иногда - каждый день отсюда, как ишак нагруженный, таскала в свое отделение 2 тяжелые сумки, - говорит старшая медсестра Маргарита Баталова. - Теперь сжимаю в кулаке один несчастный бинтик и мечтаю получить хотя бы дезинфицирующие средства. У нас же гнойная хирургия, специализированное отделение, где надо постоянно уничтожать микробы. А в больнице нет ни веркона, ни пресента, ни даже хлорамина, хлорной извести.

Тамара Рыбкина, вспоминая времена "до новой эры", то бишь до начала в России реформ и последующего введения обязательного медицинского страхования, сказала с грустью:

- Оказывается, мы жили почти при коммунизме, но не знали этого. Ворчали - мол, здравоохранение финансируется по остаточному принципу, в больнице постоянно что-то в дефиците. На центральном аптечном складе я просила: дайте побольше того, этого... А теперь мы предоставлены сами себе, и завтра у нас заканчивается даже соль - хлорид натрия, на котором мы готовим физиологический раствор для инъекций.

Потому-то теперь, когда недужный приходит ложиться в городскую больницу № 1 на заранее намеченную, так называемую плановую операцию, ему говорят: пожалуйста, извините, мы не отказываемся вас оперировать, но у нас ничего нет, и вот вам список того, что надо принести с собой, - скальпель, марля, бинты, вата, йод, шприцы, капельницы, антибиотики.

Ведь из своих запасов в муниципальной больнице остались лишь хирургические перчатки да считанное количество скальпелей, шприцев и капельниц, которые используются для экстренных операций доставленных "скорой помощью" умирающих людей. Со дня на день кончится шовный материал, и тогда "плановым" пациентам придется искать по городу еще и хирургические нитки, а то кудеснику операционного стола Александру Фраюку и его коллегам нечем будет зашивать разверстую кровоточащую плоть.

Выхода из этой катастрофической ситуации главный врач Александр Кондрашов пока не видит:

- 25 октября мы получили из ФОМСа уведомление о том, что город расторг с ним договор, а значит, страховые полисы неработающих владивостокцев признаны недействительными. У нас же половина пациентов и есть неработающее население - старики, дети, да и бомжей хватает. Фонд должен нашей больнице 4 миллиарда рублей. А на днях мэр Виктор Черепков собирал у себя главврачей местных больниц и сказал буквально следующее - мол, я Левашову (руководитель ФОМСа. - Ред.) денег не дам. Что же нам делать?! Если власть не может содержать фонд, то пусть тогда будем мы все на бюджете - на слабом, понятно, но на бюджете, на хоть каком-то финансировании. Или пусть тогда нам официально приказывают лечить за деньги.

Как говорится, спасибо за все, хваленая страховая медицина, заботливая мэрия, деловитое управление здравоохранения края! Изо всех сил постараемся не болеть. Иначе - каюк.