Приставучие приставы

Работа судебных приставов постоянно привлекает внимание приморцев: то они встречают должников в аэропортах, то поджидают их у касс супермаркетов, то ведут на исповедь к алтарю и даже пытаются вышибить слезу сентиментальными плакатами. Стараясь взыскать долги, ведомство использует социальные сети, спутниковые карты, сотовых операторов и провайдеров. За долги хозяев стали отвечать животные – свиньи, куры-несушки и даже волнистые попугайчики! Способ – ничто, деньги – все – принцип, по которому приставы борются с нерадивцами.

18 февр. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2682 от 18 февр. 2010
2825d23c281170781bb3d57d54990f4e.jpg Работа судебных приставов постоянно привлекает внимание приморцев: то они встречают должников в аэропортах, то поджидают их у касс супермаркетов, то ведут на исповедь к алтарю и даже пытаются вышибить слезу сентиментальными плакатами. Стараясь взыскать долги, ведомство использует социальные сети, спутниковые карты, сотовых операторов и провайдеров. За долги хозяев стали отвечать животные – свиньи, куры-несушки и даже волнистые попугайчики! Способ – ничто, деньги – все – принцип, по которому приставы борются с нерадивцами.Креатив на грани фолаВ прошлом году Управление Федеральной службы судебных приставов России по Приморью (УФССП) перечислило взыскателям и в бюджеты всех уровней 6,3 млрд рублей. Но ведомство стало популярным не итоговыми цифрами, а многочисленными курьезами, которые возникали при общении с неплательщиками. Кроме традиционных методов и акций, помогающих собирать долги, приморские приставы изобрели ноу-хау. Самая неоднозначная затея – арест денег со счетов мобильных телефонов должников.Прецедент случился в прошлом году: приставы добились через суд ареста денег с мобильника приморца, задолжавшего тысячу рублей. Единственной зацепкой для них оказался абонентский номер злостного должника, у которого не было иного имущества. Суд удовлетворил заявление, мотивируя тем, что деньги вносятся клиентом в сотовую компанию авансом и не принесут ей ущерб. Дескать, сначала клиент должен наговорить на внесенную сумму, а потом оператор сможет располагать ею.Операторы считают, что сотрудничать с судебными исполнителями им запрещает закон. А порядок списания средств с абонентского счета за долги не предусмотрен сертифицированной биллинговой программой. Иной закон его тоже не прописывает. Значит, деньги, внесенные абонентом на счет, принадлежат компании, а средствами абонента они могут стать только после расторжения договора об оказании услуг по его же заявлению. И лишь затем приставы могут наложить взыскание.– Операторы упрекают нас в нарушении права гражданина на тайны телефонных переговоров, – не соглашается главный судебный пристав Приморья Андрей Углов, – но нас не интересует, с кем и сколько говорил должник. У оператора спрашиваем только, есть ли абонентский номер у нашего «клиента» и пользуется ли он их услугами. Если человек говорит по телефону, значит, деньги есть. А затем в соответствии с судебным решением изы-маем средства должника у третьего лица – оператора сотовой связи.В истории точка пока не поставлена, операторы будут до конца защищать и свои деньги, и интересы абонентов. Но если приморский эксперимент все же узаконят, то его внедрят в практику все судебные приставы страны.По должнику тюрьма заплачетОчевидно, что уважение к суду и судебным решениям и добровольное их исполнение не в крови у приморцев. В прошлом году в УФССП по Приморью было более 875 тысяч исполнительных производств на 23,9 млрд рублей по взысканию алиментов, кредиторской задолженности, задолженности по зарплате, налоговых недоимок, административных штрафов и т.д. Кризис добавил работы с банковскими должниками. Более 31 тысячи человек задолжали 5,6 млрд рублей. Добровольно заемщики вернули лишь 192 млн рублей.Не все приморцы торопятся избавиться от статуса неплательщика. Поэтому ведомству и приходится изобретать новые методы выбивания долгов. Очередная идея заместителя главного судебного пристава Приморья Игоря Коуса, именно он является автором многих нестандартных приемов, – сбор долгов с помощью автозаправочных карт.– Многие автомобилисты, получая дисконтные карты на автозаправках, пользуются возможностью заправлять машины за счет внесенных заранее на них средств, при этом, получая определенные скидки и бонусы, – раскрыл «В» суть задумки Игорь Коус. – По сути, автовладелец получает право на стабильно-фиксированную стоимость бензина. Этого права мы и намерены лишить должника. А с чем конкретно придется работать – деньгами или правом на услугу – еще не решено.Этот механизм в стадии разработки. Но то, что должники рискуют попасть под арест или лишиться привезенных гостинцев прямо на границе, – факт состоявшийся. Прежде за границу не могли поехать только те злостные должники, которым вынесено судебное решение, для остальных был зеленый коридор. Поэтому в ведомстве разработали новую тактику – встречать российских граждан на въезде из-за рубежа. Новую идею приняли пограничники и таможенники. При том в управлении ФССП по Приморью считают, что, встречая должника у ворот родины, ему оказывается услуга, ведь человек может рассчитать деньгами или имуществом, не посещая ведомство.Следующей жертвой будут охотники, которых приставы намерены лишать не только оружия, но и лицензий, и автовладельцы, рискующие не пройти техосмотр, зарегистрировать или снять с учета автомобиль без оплаченной долговой квитанции. По данным ведомства, львиная доля поступивших исполнительных листов за совершение административных правонарушений – это неоплаченные вовремя штрафы, выданные ГИБДД.Ну а тех, кого не получится вразумить, приставы обещают сажать в Арестный дом. «В Кодексе об административных правонарушениях появился новый пункт – неоплата ранее вынесенного штрафа, – предупреждает глава УФССП Андрей Углов, – одна из санкций по которому – административный арест. Он уже применяется в Уссурийске, в Спасске и Артеме, где есть Арестные дома».Во Владивостоке на Змеинке есть простаивающее казенное заведение. Приставы, переговорив с главой краевого центра Игорем Пушкаревым, предупреждают: штрафники смогут провести там по пять суток. Попасть в Арестный дом может задолжавший хоть 100 рублей, хоть миллион. В любом случае, муниципалитет получит деньги, приставы хорошие показатели работы, а у должников с «души камень спадет». В 2009 году 327 тысяч исполнительных производств на 551 миллион рублей – недополученные деньги муниципального бюджета, без которых не были вовремя отремонтированы крыши, куплены квартиры для сирот и т.д.– Мне не стыдно за придуманные негуманные методы борьбы с должниками, – признается главный креативщик управления Игорь Коус. – Я хочу приучить людей к мысли, что быть должником не модно, чтобы они стеснялись признаваться друзьям, что у них есть долги перед детьми, а в бардачке машины скопилась масса неоплаченных штрафных квитанций. Чтобы перед поездкой за границу каждый человек сначала звонил в управление и поинтересовался, не должен ли он.Кодекс чести для приставаПолет фантазии приморских приставов объясним – в 2009 году директор Федеральной службы Артур Парфенчиков был не доволен работой дальневосточных коллег. «Беспокоит уровень проведения дознания, – констатировал главный судебный пристав РФ на пресс-конференции. – Остро стоит проблемы по реализации имущества». Парфенчикова волнует и то, что в Приморье мало поверенных организаций, а в отдаленных районах имущество должников практически не арестовывается.Хотя в целом, идеи приставов устремлены на укрепление судебной власти и торжество справедливости, но рождают сомнения в этичности и законности. Самой громкой в прошлом году оказалась история с фотографией девушки, которую удмуртские приставы использовали для поимки неплательщиков. От имени блондинки они вели в сети игривую переписку и вызывали их на встречи.К счастью, приморские приставы в «Одноклассниках» не кокетничали, и не размещали как в Нижнем Новгороде фамилии и фотографии нерадивых отцов на привокзальной площади. Зато отметились в более печальной статистике: в 2009 году на 13 судебных приставов УФССП России по Приморью были возбуждены уголовные дела за служебный подлог, мошенничество, злоупотребление должностными полномочиями и халатность. Их обвиняли в получение взятки, в крупной краже и превышении должностных полномочий. Одна недобросовестная сотрудница, к примеру, указывала в квитанции, выдаваемой должнику, сумму, которую он вносил в счет погашения долга, а в корешке квитанции, предназначенной для перечисления средств на счет взыскателя, меньше. Таким образом, бывший судебный пристав часть денег клала себе в карман.В арсенале ведомства существует разветвленная и продуманная система выхода на неплательщиков, принуждения их к исполнению судебных решений. Ведь у каждого из нас есть мобильный телефон, на котором есть деньги, есть банковские счета, на которых лежат средства, есть имущество. И обязанность приставов – выявлять, где у должника находятся финансы, не наступая на права человека. В общем, службе судебных приставов этический кодекс не помешал бы.