Это война?

Война – всегда безумие, какими бы лозунгами она не прикрывалась. Война взрывается, когда общество – в полном раздрае, когда самые низкие помыслы вырываются на волю, когда можно все оправдать, и во всем оправдаться.

26 янв. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2668 от 26 янв. 2010

Война – всегда безумие, какими бы лозунгами она не прикрывалась. Война взрывается, когда общество – в полном раздрае, когда самые низкие помыслы вырываются на волю, когда можно все оправдать, и во всем оправдаться.Наша страна пережила их много, каждый раз долго зализывая раны. Но то, что происходит сегодня, может оказаться неизлечимой болезнью. Имею ввиду отношения правоохранительной системы и всего остального общества. В последние годы милиция стала настоящим кошмаром, бедствием. Возможно, я сильно преувеличиваю, но что-то все меньше слышно о «жегловых» или «шараповых» наших дней, а все больше – о «евсюковых», расстреливающих случайных прохожих, пытающих невинных людей в милицейских застенках, отказывающих в возбуждении уголовных дел даже по фактам тяжелейших преступлений…Не успели перевести дыхание от жуткого беспредела-2009, как вот – новый год. После двух недель комы в больнице умирает издатель еженедельника «Московский комсомолец» в Томске» Константин Попов, над которым издевался в медвытрезвителе милиционер-садист Алексей Митаев. 26-летний подонок не просто избил 47-летнего мужчину до смерти, он пытал его почище фашистских палачей: при осмотре в больнице у потерпевшего обнаружили разрыв кишечника и мочевого пузыря. Свою бескрайнюю жестокость мент объяснил просто: у него, дескать, стресс на почве семейных проблем. Добавим, что привязанного к стулу человека гражданин начальник увидел, когда шел со службы домой. Увидел, и стал убивать. Сейчас ему грозит не более десяти лет лишения свободы за содеянное – такие статьи предъявлены. И то не факт: он отправлен на психиатрическую экспертизу, а там глядишь, признают, что был в состоянии аффекта…Другой случай из «свеженького» – попроще. Товарищ милиционер остановил машину, которую вел певец Юрий Антонов. Когда водитель попросил инспектора представиться, тот заехал ему в лицо. Теперь, то ли по простоте душевной, то ли по ментовским понятиям, просит у певца прощения: извините, не узнал.То есть, будь насмерть замученным человеком не известный журналист, а униженным водителем – не популярный певец, можно было бы шуму и не поднимать? Да и то – какой шум, если уже сейчас пытаются спустить эти дела на тормозах? Даже ведь по делу Евсюкова уже как будто все улеглось. Хотя сложно представить, что где-нибудь в США или Германии дело полицейского, просто так, из-за нервного срыва, расстрелявшего мирных граждан расследовали бы без широкой огласки, и ему не светило бы ничего меньше пожизненного срока, а то и смертной казни…Не знаю, с какого перепугу глава МВД разрешил бить милиционеров, если они не правы, но нечто похожее уже происходит. Как недавно под Москвой, где служивый пытался силой увезти прохожую девушку, а пассажиры проезжавшего мимо «микрика» девушку отбили, милиционера избили, порезав (не насмерть) ему горло.Если это не война, скажите – что это такое?