Замкнутый круг равнодушия

Это довольно неприятно, когда не принимает аэропорт. Прилететь в пункт назначения, покружить над ним и улететь обратно... В самолете не было слышно ни шуток, ни вообще разговоров – пассажиры думали, что делать с уже выстроенными планами, где ночевать, что есть...

12 янв. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2660 от 12 янв. 2010
Это довольно неприятно, когда не принимает аэропорт. Прилететь в пункт назначения, покружить над ним и улететь обратно... В самолете не было слышно ни шуток, ни вообще разговоров – пассажиры думали, что делать с уже выстроенными планами, где ночевать, что есть...Вопросы стюардессам задавать было бессмысленно. Вежливо улыбаясь, они говорили: «Это задачи наземных служб». Посадив самолет, капитан тоже ни словом не обмолвился о том, что же, собственно, делать той сотне человек, которую он привез назад во Владивосток.– Наверное, в зале аэропорта или на выдаче багажа объявят, – подбадривали мы, пассажиры, друг друга, пока ехали в автобусе по летному полю в холодном мраке приморской ночи.Но и в зале выдачи багажа, и в зале ожидания громкая связь молчала, большинство окошек – время-то позднее! – было закрыто, светилось только одно, за которым деловито позевывала женщина в синей форме.– Простите, – обратились мы к ней, – мы пассажиры вернувшегося рейса, что нам делать? Нет никаких объявлений, может, вы подскажете...– Вы какой авиакомпанией летели?! – дама в форме сразу начала почему-то кричать. – Вот в эту компанию и обращайтесь! Я к ней отношения не имею! Не мешайте работать!Как вы, наверное, читатель, поняли, этот монолог не прибавил спокойствия и без того уже накаленным пассажирам. И когда через полчаса в зале появился-таки представитель авиакомпании, пришлось ему очень нелегко – его ждала агрессивно настроенная, жаждущая крови толпа...А теперь представим себе: капитан самолета, посадив воздушное судно, объявляет: «Уважаемые пассажиры! Спокойно получайте багаж и проходите в зал ожидания, к вам в ближайшее время прибудет представитель авиакомпании и даст ответы на все вопросы. Всего хорошего!». То же самое объявляют в зале ожидания аэропорта. Дама в синей форме из единственного светящегося окна не вопит, как резаная, а спокойно и вежливо, понимая состояние обратившихся к ней людей, говорит: «Уважаемые дамы и господа! Я не являюсь представителем авиакомпании, но могу вас заверить – они сейчас прибудут, решат все вопросы, не волнуйтесь, все будет хорошо». И спокойные пассажиры ждут представителя авиакомпании, который, кстати, не 30 минут бредет до зала ожидания, а появляется там как можно быстрее.Неужели подобное отношение можно представить только в мечтах? Почему? Почему человечность, сочувствие стали в нашей стране чем-то невероятным, фантастичным? Неужели непонятно той же даме в окошке, что ее вопль по закону сохранения энергии вернется к ней же – но, например, в поликлинике, где равнодушная медсестра пожмет плечами на просьбу показать нужный кабинет, или в присутственном месте, где ей холодно скажут: «Я к вашей проблеме не имею никакого отношения, не мешайте работать!». Мы сами себе создаем круг хамского равнодушия, бродим в нем, мыкаемся, страдаем, но никак не научимся быть человечными. Почему? Я не знаю ответа.