Полный абзац

Захар Прилепин. «Грех. Роман в рассказах». Издательство «Вагриус».

23 дек. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2654 от 23 дек. 2009
fdead1c47743bc93b0052872613123e8.jpg Захар Прилепин. «Грех. Роман в рассказах». Издательство «Вагриус».Есть писатели, с которыми ты словно на одной волне: читаешь – и захватывает с первой минуты, и все мысли ясны и разделяемы, и существующих наверняка огрехов не замечаешь, а если и замечаешь, то оставляешь за скобками… А есть писатели, талант которых ты, безусловно, признаешь, но, как говорил герой фильма «Влюблен по собственному желанию», «не греет». Вот так у Лоцмана с творчеством Захара Прилепина. Все видно – и талант безусловный, и явное лауреатство, и новизна, и все-все, а не греет. Вот так вышло и с «Грехом». Лоцман читал, отдавая должное писателю, которого давно признало и литературное сообщество (люди куда более важные и достойные, чем автор этих строк), и сотни тысяч читателей, тем не менее понимал, что что-то неуловимое в произведениях Прилепина его раздражает, и очень сильно. Что же?Постепенно Лоцман сумел оформить чувства в слова. И далее почитателям таланта Прилепина (который, напоминаем, не оспаривается) лучше не читать…Первый раздражитель – герои его произведений. Таких «героев» Лоцман в своей жизни повидал немало и может согласиться: описаны они точно, в яблочко, на все сто! Но… Вечно пьяный могильщик, живущий со старой матерью и сестрой, воспитывающей малыша. Он приходит домой пьяный в дугу, ночью ссыт под себя, мать и сестра его переодевают, стирают зассанные простыни… А утром, проснувшись и опохмелившись, он морализирует и дает оценки встреченным людям и их поступкам. Это – герой? Ну вот в буквальном смысле – это то, о чем нужно долго и много говорить, что достойно талантливого пера? Герой рассказа живет, как насекомое, ничем не отличаясь от других насекомых, но зачем же наблюдать его с лупой? Не нужно обвинять Лоцмана в желании видеть в героях только рафинированных интеллигентов и героев-любовников. Ничего подобного. Просто нет в этом рассказе ничего, есть только талантливое описание будней насекомого. И? Что за этим? Ничего…Второй раздражитель – стиль Прилепина. Длинные конструкции хорошо маскируют отсутствие смысла, но не добавляют «роману в рассказах» оного. «И от осознания собственной, теплой влажной животности Захарка особенно страстно и совсем не болезненно чувствовал, как сжимается его сердце, настоящее мясное сердце, толкающее кровь к рукам, к горячим ладоням и в голову, ошпаривая мозг, и вниз, к животу, где все было… гордо от осознания бесконечной юности». Красиво. Целый абзац. А может, полный абзац?