Владивосток. Пермь. Далее везде

В субботу весь день меня била нервная дрожь. И не потому, что за окном творилось светопреставление, а потому, что, начав утро с чтения френд-ленты в ЖЖ, я увидела сообщения о пожаре в клубе «Хромая лошадь», о сотне погибших...

8 дек. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2645 от 8 дек. 2009

В субботу весь день меня била нервная дрожь. И не потому, что за окном творилось светопреставление, а потому, что, начав утро с чтения френд-ленты в ЖЖ, я увидела сообщения о пожаре в клубе «Хромая лошадь», о сотне погибших...Пермь... Я люблю этот прямой и красивый город, я много раз там была, там живут мои друзья, телефоны которых я судорожно набирала, забыв о разнице во времени, забыв обо всем... И друзья отвечали, понимая и прощая мое волнение: «Я жив... Я жива... Мы живы...». А потом на пермском форуме в теме о пожаре я читала: «Погибла подруга... Погибли приятели – муж и жена, осталась дочка трех лет... Погиб двоюродный брат... Подруга с ожогами 50 процентов в реанимации... Нужен психолог, чтобы сказать 7-летнему мальчику, что погибла мама, мы сами не можем...».Пермь в шоке, в оцепенении, в горе. И ей сочувствует вся страна. И Владивосток – особенно. Потому что еще очень свежи в памяти кадры пожара в отделении Сбербанка в здании ПромстройНИИпроекта. После которого все наши ответственные и очень сильно властные лица, выражая глубокую озабоченность, говорили: «Да, вопросы противопожарной безопасности – одни из важнейших». И федеральные каналы шустро показывали «проверки», которые проводились по всей стране, – с «целью предотвращения ситуаций, подобных владивостокской». И про забытые-забитые служебные выходы много говорили, и про пути эвакуации, и бог его еще знает, про что говорили...А «Хромая лошадь» существовала восемь лет. И восемь лет ей выносились «предупреждения» (и после пожара во Владивостоке в том числе!), которые, тем не менее, таинственным образом не мешали этому клубу работать на всю катушку. Туда, к гадалке не ходи, приходили проверки, писались акты – и все продолжалось. И не нужно никому делать вид, что подразумевается под этими «проверками». Система построена, увы, так, что любая проверка – это взятка, после которой одна сторона делает вид, что как бы забыла об имеющихся нарушениях и вынесенном предписании, а другая, занеся сумму взятки в графу «неизбежные расходы», продолжает работать, уповая на традиционный русский авось.И никакое, даже настолько дикое – более 112 человек на тот момент, когда я пишу эти строки, – число жертв не в состоянии ничего изменить. Да, сейчас снова начнутся репортажи о том, как в каком-нибудь Урюпинске проверили ночной клуб и строго-настрого приказали его закрыть.А потом волна сойдет на нет. И снова «кто-то», поглаживая конвертик в кармане, будет давать разрешение на открытие клуба в неприспособленном помещении. Кто-то, распахивая двери своего заведения для публики, будет успокаивать просыпающуюся временами совесть словами типа «не мы такие – жизнь такая». А мы с вами будем ходить в клубы, рестораны и кафе, наивно полагая, что чем заведение дороже, тем в нем безопаснее... До следующего сбербанка, хромойлошади, дягилева, до следующего раза.