Знаменитые музыканты поделились с владивостокской публикой секретами мастерства и житейским опытом

НЕ ЗНАЮ, понимали ли те представители творческой молодежи Владивостока, что в первый день после снегопада собрались в Большом зале Приморской филармонии на мастер-класс Марко Миннеманна (барабаны), Бретта Гарседа (гитара) и Рика Фиерабраччи (бас-гитара)

19 нояб. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2635 от 19 нояб. 2009

Концерт Марко, Бретта и Рика завершил шестой международный джазовый фестиваль во Владивостоке. 17 ноября у Марко было еще сольное выступление, а в начале прошлой недели музыканты все втроем побывали во Врангеле, где отыграли едва ли не единственный в истории этого поселка живой концерт мирового уровня. Как говорят очевидцы, местная публика, сначала немного зажатая, была так грамотно и профессионально разогрета, что музыкантов не отпускали до глубокой ночи. Вряд ли когда еще в этот приморский уголок заглянет бас-гитарист, трижды номинировавшийся на «Грэмми» и игравший вместе со Стингом, – Рик Фиерабраччи… Или Бретт Гарсед – один из самых знаменитых гитаристов Австралии. Или Марко Миннеманн…
– У вас у всех разное образование, разный опыт, но есть ли что-то, что вас объединяет и позволяет легко объединиться в трио?
– Мы все немножко безумны! – расхохотался в ответ на вопрос Марко.
– Это же безумие привело вас на концерт во Врангель?
Марко: – Да! А если говорить серьезно, то это огромное счастье – ездить по миру и играть нашу музыку! А главное, – снова лукаво улыбнулся Марко, – в таких маленьких поселках, как Врангель, нет местных рок-групп, которые приходят на концерт и смотрят на нас – мол, ну-ну, ребята, что вы нам сейчас сыграете?
– Вы настолько профессиональны, что вам не понадобились совместные репетиции, чтобы сделать концерт?
Бретт: – Нет, что вы. Мы обсудили, что будем играть, и каждый оттачивал свои партии. А уже во Владивостоке, собравшись вместе, присмотрелись друг к другу, послушали, поняли, как будем играть, как импровизировать…
– Врангель, Владивосток – самые экзотические места в вашем гастрольном списке?
– Для меня – да, – ответил Бретт Гарсед. – Россия – безусловно, пока самая экзотическая страна из всех, где мне пришлось выступать. Я и представить не мог, что когда-нибудь буду играть такой особенной стране…
– Какая у вас любимая музыка?
Марко: – На этот вопрос, как и на «ваше любимое блюдо», невозможно ответить кратко… Queen, Police, Led Zeppelin, Фрэнк Заппа.
Рик: – Это и правда сложный вопрос. Я ищу в музыке особый дух, настроение, и неважно, где оно возникает – в игре на банджо, гитаре или скрипке, главное – чтобы оно звучало…
Бретт: – Мне нравятся все стили музыки. Если вы слушаете только металл или только джаз, вы закрываете свое сознание для более широких возможностей, вы не растете, не развиваетесь. Самая оригинальная музыка всегда создавалась людьми, которые совмещали разные стили, разные приемы. Вот, например, Police совмещали панк и рэгги, но попробуйте найти панков, которые слушали бы рэгги… И если бы ее создатели жили в плену предрассудков и слушали только что-то одно, у нас не было бы такой отличной группы. Так что слушайте все, что есть, и развивайтесь!
Учитесь – это важно!
– Рик, у вас солидное музыкальное образование, между тем многие музыканты считают, что были бы талант и гитара, а остальное ни к чему…
– Я получил ученую степень в области «Современная музыка в джазе» в университете Майами и считаю, что это самая умная вещь, которую я сделал за последние несколько лет.
Настоящий хороший музыкант должен уметь играть в любой ситуации и любую музыку, а когда человек получает музыкальное образование, он играет с разными людьми, разную музыку… У меня три номинации на «Грэмми» и я могу играть в любой ситуации хотя бы просто потому, что читаю музыку с листа.
– Значит ли это, что вы можете влиться в любой коллектив без адаптации и начать сразу играть?
– В общем да. Я играл с очень разными группами разных направлений, играл с симфоническим оркестром, играл в Альберт-холле для английской королевы и ее супруга. Профессиональный музыкант должен быстро входить в курс, должен быть универсальным.
Многие молодые музыканты, которые думают, что одного таланта достаточно, на самом деле теряют очень много возможностей из-за того, что не получают образования – именно потому что играют только что-то одно. Я играл со многими рок-звездами. Со Стингом, например. И могу сказать, что одна из составляющих секрета «как один из сотни тысяч становится звездой» – это универсальность. А она достигается учебой.
– То, что вы играете, это ведь не совсем джаз…
– Когда импровизируешь и создаешь новую ткань мелодии, разве это не джаз? Это ведь не однажды застывшее музыкальное течение, нет, он развивается. У джаза в нашем времени существует свой особенный дух, это живая музыка. Бретт правильно сказал: нужно открывать сознание, не зацикливаться, а слушать разную музыку. Тогда и играть будете лучше. Начинающие музыканты играют в одном стиле, и неуверенность в себе заставляет их все больше погружаться в этот стиль и думать, что единственно хорошая музыка, – это та, которую они играют. Это большая ошибка.
– Вы играли для королевы Елизаветы. Легко ли «завести» столь аристократичную публику?
– Я не ставлю перед собой цели подстраиваться под конкретную аудиторию и выяснять, что им понравится, а что нет. Я не шоумен, а музыкант. Когда играю, то представляю, что где-то там, на галерке, сидит Стравинский или Майкл Брекер, и моя музыка – для них. И стараюсь сделать так, чтобы мне не было стыдно перед ними. С 14 лет я занимаюсь музыкой, и на этом пути преодолел немало сложностей. И сделал один из главных в своей жизни выводов: как только музыкант начинает сомневаться в себе, в своих возможностях – начинаются проблемы. Нужно быть сильным человеком, чтобы, однажды разбившись на куски, собрать себя снова. Я занимаюсь музыкой не ради славы – я не могу без нее жить.
– Есть ли в вашей жизни что-то помимо музыки – книги, например?
– О да! Я много читаю, правда, в основном в электронном виде, у меня около трех тысяч книг закачано… Занимаюсь восточными единоборствами, увлекаюсь пешими походами. Все это, безусловно, помогает в творчестве: нельзя запереться в комнате и играть, нужно чувствовать дух времени. Когда слушаешь Баха, ты понимаешь дух его времени, слушаешь Стравинского – понимаешь, что переживал в его эпоху русский народ…
Ты сам кузнец своей удачи
– Бретт, поддержали ли вас родители, когда вы решили связать жизнь с музыкой?
– Да, но путь в музыку был не из легких, я с 15 до 20 лет работал слесарем, а уже потом стал профессиональным музыкантом. В 12 лет я услышал, как играет Ричи Блэкмор, и понял, что тоже так хочу. Взял в руки гитару и больше не выпускал. Другое дело, что у меня не получалось найти продюсера, заинтересовать известных музыкантов. Поэтому я работал слесарем. При этом музыка – моя первая и вечная любовь – всегда была со мной. Я никогда не оставлял попыток стать профессиональным музыкантом, записывал композиции и рассылал в продюсерские центры, в звукозаписывающие компании. Когда же одна из моих композиций понравилась продюсеру Джону Фармеру, то, разумеется, слесарное дело осталось без меня.
– Удача – важная часть жизни музыканта?
– В общем да, но куда важнее упорная работа. Человек сам – творец своей удачи. Вот пример: если бы я играл в клубе, туда пришел Джон, услышал меня и пригласил – вот это была бы удача. Но все же было не так! Я научился играть на барабанах и на бас-гитаре, чтобы записывать свои сочинения и рассылать их, и успех пришел как результат упорства, труда, постоянных попыток воплотить мечту в жизнь. Я обожаю музыку, и продолжал бы играть, даже если бы остался слесарем и не мог бы зарабатывать музыкой на жизнь. Если хочешь играть – играй, не бросай, и обязательно что-то случится!
– Как вы сочиняете музыку?
– В первую очередь я стараюсь очистить сознание от всех теорий и сомнений. Сижу, импровизирую, записываю, а потом слушаю во все уши, чтобы не пропустить какой-то, может быть, небольшой отрывок, который выльется в мелодию.