По пояс в небе

Символично: российский первопроходец мирового шоу-бизнеса Николай Носков родился в 1956 году в городе Гжатске, который спустя всего несколько лет назовут в честь советского первопроходца Вселенной Юрия Гагарина.

18 нояб. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2634 от 18 нояб. 2009
6a29cc5945b4999954718a9ad608563f.jpg


Символично: российский первопроходец мирового шоу-бизнеса Николай Носков родился в 1956 году в городе Гжатске, который спустя всего несколько лет назовут в честь советского первопроходца Вселенной Юрия Гагарина.

В мире ничего случайного нет, вот и это совпадение заметно отразилось на творческой карьере Николая Носкова. Ему словно судьбой было определено быть в первых рядах российских рокеров, прорвавших «железный занавес» и покоривших Европу и Америку. Его симфонические эксперименты – в ряду первых по-настоящему удачных. Он не боится быть непонятым, потому что умеет точно сказать и словом, и музыкой о том, чем наполнена душа, задеть живые струны каждого из нас. Наверное, поэтому его песни живут долго и любимы многими.
Во Владивостоке Николай Носков выступит 26 ноября. С ним, как всегда, сильная группа, но в отличие от преды-дущих выступлений приморских поклонников его таланта ждут приятные сюрпризы… Накануне концерта корреспондент «В» побеседовал с Николаем Ивановичем.
- Николай, во время предыдущего концерта во Владивостоке вы немного рассказывали о том, как все начиналось. И все же это касалось уже в большей степени столичного этапа. А что было первым, что подтолкнуло на музыкальную дорогу? Купленный или подаренный инструмент? Какой-то исполнитель, чья-то песня? Каким было самое первое выступление?

- Особого толчка не было. Я сколько себя помню, любил петь и импровизировать. Правда, слова тогда такого не было, но суть в том, что я часами мог петь какой-нибудь мотив без всяких слов. Это потом, в школе, я уже пытался осваивать музыкальные инструменты. Сначала баян, потом фортепиано. Основным всегда было пение… Памятно уже не первое выступление, а школьный концерт, на котором я спел патриотическую песню, и взрослые люди в зале даже плакали. Тогда еще учитель сказал мне, что голос мой может воздействовать на людей, я до сих пор это ощущаю.

- Как получилось в советские времена без специального образования попасть на профессиональную сцену, причем работать с такими композиторами, как Давид Тухманов, Эдуард Артемьев, Александр Зацепин?

- Повезло, талант, стечение обстоятельств… Вообще, я очень много работал над собой и занимался, в том числе с преподавателями. Пел по нескольку часов в день. Готовился в тот момент поступать в Ленинградскую консерваторию очень серьезно. Преподаватель хвалил за редкий тембр. В результате, конечно, победил рок-н-ролл, но я об этом не пожалел. Отправившись в Москву, я пытался получить образование, но на прослушивании оказалось, что учить меня уже нечему. Все освоил сам.

- Каковы были ощущения, когда работали вместе с Клаусом Майне, Джоном Бон Джови?

- Работа на одной сцене с такими выдающимися музыкантами - большой опыт. Сначала было немного странно: вот совсем недавно смотрел на них как простой поклонник, а теперь выступаем наравне. Но потом это был уже рабочий процесс. Было очень интересно. Общение с профессионалами мирового шоу-бизнеса мне много дало и для будущей сольной работы.

- Так получается, сам убеждался в этом, что на ваших концертах непостижимым образом встречаются друзья, которые давно не виделись, разделены тысячами километров, морями… И в ваших песнях много о духовной, о человеческой близости. Взять хотя бы тонкую, проникновенную «Побудь со мной». Она - обобщение или посвящена кому-то конкретно?

- Это и обобщение, и личное. Все мои песни такие. Стихи не описывают никакую конкретную жизненную ситуацию, это был просто текст, который понравился, а вот в музыке уже мотивы такие… жизненные (смеется).

- «По пояс в небе» - удивительной силы пластинка. Что подвигло вас, Николай, на поездку в Тибет?

- Вот это история действительно интересная, хотя я уже много про это рассказывал. Я в свое время очень увлекся дохристианской историей Руси. Много читал на эту тему. И обнаружил, что мы практически полностью утратили эту культуру. Язычество исчезло, и нет ни источников, ни памятников, где можно было бы почерпнуть что-то достоверное. Все какие-то домыслы. Поэтому мне захотелось увидеть те места, в которых эта история еще сохранилась. Так я посетил Перу и Тибет. Видел эту культуру, древние храмы, общался с людьми. Именно эти впечатления я и воплотил в альбоме «По пояс в небе». Находки, которые были сделаны во время работы над альбомом, до сих пор считаю удачными и намерен их применять и в дальнейшей работе. Это не этническая музыка. Я лишь использую сочетания звучания этнических инструментов в современной интерпретации.

- Вы осуществили несколько интереснейших проектов. Правда, новые релизы иногда приходится ждать годами. Каковы планы на ближайшее будущее?

- Собираюсь в творческий отпуск (смеется). Засяду на несколько месяцев в каком-нибудь красивом месте и буду работать. А там посмотрим, что получится. Никаких конкретных сроков обещать не буду. Такой у меня подход. Не могу лепить альбомы как блины. Я слишком много вкладываю в свою работу. Зритель это чувствует, поэтому программа «По пояс в небе» до сих пор актуальна.

- Ждут ли ваших владивостокских поклонников какие-то сюрпризы?

- Я буду выступать с симфоническим оркестром в камерном составе. И жители Дальнего Востока услышат две мои новые вещи - «Я был один» и «Озера». Это два саундтрека к моему будущему фильму о судьбе российского поэта Серебряного века Николая Гумилева. В связи с этим и программа концерта будет несколько изменена, чтобы зритель смог ощутить настроение этих вещей.

- Ваши пожелания приморскому зрителю?

- Наверное, счастья, в том плане, чтобы сердца всегда были открыты новому, а разум осознавал, что все, что нужно для счастья, обычно у каждого человека под рукой.