Приобщение к высокому

...А за парапетом будто бездна открывается. И туда придется лезть?! Мурашки по коже, но страх нужно преодолеть, ведь теперь высота – моя работа. Имея альпинистский опыт, полученный в горах, решила заработать на этом денег в городе.

18 нояб. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2634 от 18 нояб. 2009
7abe55cd5c6d1fff1e04ea37eef43020.jpg

...А за парапетом будто бездна открывается. И туда придется лезть?! Мурашки по коже, но страх нужно преодолеть, ведь теперь высота – моя работа. Имея альпинистский опыт, полученный в горах, решила заработать на этом денег в городе.

Владивосток стал постепенно обрастать высокими зданиями, требующими обслуживания. Да и многие старые дома достаточной высоты и еще как нуждаются во внешнем ремонте. Но если раньше это было целым делом: установка люлек, лесов, техники, то сейчас привязал веревку на крыше, скинул ее вниз, и ты уже в любой точке стены. Это так и называется: промышленный альпинизм.

Многие альпинисты и спелеологи трудятся здесь, на высотных работах. Имея навык обращения с альпинистским снаряжением, можно зарабатывать вполне приличные деньги. Правда, передо мной возник барьер: специальность не женская. И не то, чтобы я боялась не справиться, нет. Дело в том, что в мужскую бригаду меня просто могли бы не взять, по стереотипу «баба – есть баба». Как ни странно, в одной из фирм рабочих набирала женщина, и она очень обрадовалась моему резюме. Позже она пожаловалась: «Мужики эти... день пьют, день отходят, день работают. Могут вообще пропасть, и сыщи их. А специальность высотник – не массовая, особенно на тяжелую работу на большой высоте трудно людей найти».

По подоконнику – как по проспекту


Первым моим объектом стало тринадцатиэтажное, почти новое офисное здание в центре города. Задача: помыть его стеклянно-алюкобондовую одежку с головы до пят, чтоб заблестела первозданной чистотой. Вроде и работа не ахти какая (окна мыть – это вам не нанотехнологии), да и снизу смотришь – не страшно, а фонд заработной платы – 55 тысяч рублей. Неплохо. Беремся за работу вдвоем с напарником – так надежнее и веселее.
Чтобы получить работу, необходимо пройти курс подготовки, узнать разные премудрости. Например, промальпинистская система страховки хоть и не намного, но отличается от классической альпинистской. Если в горах достаточно одной веревки, на которой ты висишь, то здесь нужно две: одна – рабочая, вторая – страховочная. По технике безопасности, альпинист ни на миг не должен потерять две точки страховки. В остальном – на высоте держат обычные обвязки-беседки – петли вокруг бедер и петля на поясе, за которые крепишься к веревке. При наличии хорошего снаряжения и выполнении техники безопасности работа не слишком опасная. Самое страшное – твой собственный страх, который, кстати, остается, несмотря ни на какие страховки.

Посмотреть вниз с крыши здания высотой в две стандартные девятиэтажки (почти 50 м!) – завораживающе: весь центр, как на ладони, Золотой Рог, Русский... Но перелезть через парапет и выпустить из-под ног опору – в первый раз очень непросто! Инстинкту самосохранения никак не объяснишь, что меня держит двойная страховка. Но деваться некуда – спускаешься, садишься на дощечку – как на детские качели, навешиваешь на нее шланг с водой (подключен к водопроводу в здании), щетки, бутылку с моющим средством. Все крепится на надежные карабины, потому как если что-нибудь полетит с такой высоты вниз, даже не очень тяжелое, последствия могут быть куда тяжелее.

Особым испытанием было мыть окна, стоя на подоконнике – этаже эдак на десятом, одиннадцатом... Жмешься к стеклу, пятки свисают, взяться не за что, а при этом еще работать надо.

Спускаясь по стене, мы регулярно «нарисовывались» перед взглядами людей, работающих в офисах. Реагировали на наше появление по-разному. Кто с интересом разглядывал все наши странные «приблуды», другие сразу закрывали жалюзи. Мой напарник в таком случае говорил: «Что вы там, сексом что ли занимаетесь? Закрываются они...». При сдаче работы не обошлось и без придирок: окна ресторана перемывали пять раз.

Со временем к высоте привыкаешь: и на дощечку прыгаешь, как на стул, и по подоконнику расхаживаешь, как по проспекту. Спустившись этажа до восьмого, устраиваешь себе «аттракцион» – отталкиваешься от стены и летаешь, как на качелях. А еще люди из домов напротив видели танцующих на крыше людей. Да, это были мы, мойщики окон. Высота становится в радость.

Работа навису

Помыть здание оказалось делом трудоемким: заняло около месяца. Успели до холодов, закрыли летний сезон. Но есть работы и чисто зимние. Например, уборка снега с крыш. Во Владивостоке эта проблема не так актуальна, как, например, в Арсеньеве или в других приморских городах, где снега выпадает очень много. Снежная масса опасна: она продавливает крышу, а когда начинает таять, затапливает дом. Или уборка сосулек: реально, упавшая на голову сосулька может убить человека.

Вообще все высотные работы сезонные. «Здания моем весной и осенью, – рассказывает директор одной из промальпинистских фирм, Владислав. – Правда, у нас всего в городе около 10 высоких зданий, заказывающих помывку. Практически все офисные. Сейчас зима на носу – а в городе очередь на утепление. О чем летом думали?».

Но помимо мойки фасадов и уборки снега есть и технически сложные работы, требующие строительной квалификации. Это герметизация межпанельных швов, монтаж кондиционеров, кабельной сети, пескоструйная очистка всяческих конструкций и сооружений, обслуживание аппаратуры на телевизионных вышках. Красят башенные краны, корабли, ремонтируют трубы ТЭЦ и т.д.

Специалисты высокой технической квалификации учатся выполнять свою работу навису, в безопорном положении. При этом зарплата составляет около 3–4 тысяч рублей в день.
В самом масштабном строительстве Владивостока – на мостах – промальпинисты тоже принимают участие. Одна из владивостокских бригад установила специальную сетку в районе фуникулера, чтобы не осыпался грунтовый массив. Промальпинисты рассказывали: с виду сетка как сетка, но для ее установки было вбито несколько тысяч анкеров длинной около метра, ведь она должна удерживать тонны грунта. Высотными работами руководили японские инженеры.

Нередко приходится работать и в экстремальных условиях. Например, ремонтировать топливные цистерны изнутри. Опытный промальпинист Александр Кечинов рассказал, как проводили экспертизу труб Лучегорской ГРЭС – трубы высотой 300 метров. Брали пробы бетона, металла не только снаружи, но и внутри трубы, куда им пришлось спуститься. Постоянно ремонтируют трубы ТЭЦ.

Кстати, услуги промышленного альпинизма предлагают довольно много фирм. Если посчитать все мелкие конторы и бригады, которые работают самостоятельно, цифра будет доходить до ста. Крупных компаний немного. Промальпинисты, как фрилансеры, нанимаются туда, где работа есть, и где платят хорошо. Они могут разъезжать по всей России, где промышленность более активна, чем во Владивостоке. Например, наши высотники – частые гости в сахалинских портах.

Специальных учебных заведений, готовящих высотников, во Владивостоке нет, большинство промальпинистов пользуется своим спортивным опытом.

Ближайший обучающий промальп-центр – в Иркутске. Впервые курсы промышленного альпинизма открылись и во Владивостоке. Прямо скажем, конкурса, как на юридический, здесь нет и вряд ли будет. Ведь «настоящих буйных мало». Но тех, кто попробовал высоту на вкус, манит вверх опять и опять. А то «у вас» тут внизу как-то пресно...