С верой в Джаз и в Бога!

Сегодня во Владивостоке стартует VI Международный джазовый фестиваль. Его организатор – краевая филармония при поддержке губернатора Приморья, а один из партнеров – Генеральное консульство США во Владивостоке.

12 нояб. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2631 от 12 нояб. 2009
c19310a0bb98f47adbd1f6e789e01590.jpg

Сегодня во Владивостоке стартует VI Международный джазовый фестиваль. Его организатор – краевая филармония при поддержке губернатора Приморья, а один из партнеров – Генеральное консульство США во Владивостоке.

Фестивальные мероприятия по традиции пройдут в Большом зале Приморской краевой филармонии, с 12 по 15 ноября. И еще в... ДК поселка Врангель, где на 13 ноября запланирован концерт барабанщика-виртуоза Марко Миннеманна (США/Германия), гитариста Бретта Гарседа (США) и бас-гитариста Рика Фиерабраччи (США). Шоу рок-звезд мирового уровня в глубинке Приморья, без преувеличения, станет самым ярким и самым необычным фрагментом международного джазового форума. В одном из следующих номеров «В» непременно расскажет об этом вояже подробнее.

Господь подарил мне друзей

Выступление гитариста Джерри Кима из Санкт-Петербурга состоится 14 ноября. Вместе с ним на Большую сцену краевой филармонии выйдет джазовое трио под управлением известного трубача Андрея Лукаша (Владивосток). Джерри Ким впервые участвует в нашем джазовом фестивале. И его имя не знакомо местным поклонникам джаза. Между тем, Джерри Ким (ныне житель города на Неве) – наш земляк! Во Владивостоке он прожил больше шести лет, здесь в 1984 году окончил Владивостокское музыкальное училище. Последний раз он был в Приморье в ноябре 1987-го.

Джерри говорит, что «всегда считал Владивосток одним из самых близких городов». Где почти 30 лет назад судьба свела его с ныне известным во Владивостоке гитаристом Евгением Чикишевым и Андреем Лукашем, с которыми он дружит по сей день.

– Наконец-то я увижу родной Владивосток! Это была моя первая мысль, когда я получил приглашение. Я, конечно, был очень рад! Даже бесконечно рад! В этом году Андрей Лукаш гостил у меня в Питере, и когда мы общались с моими друзьями, я всегда говорил «у нас в Приморье». Или «у нас во Владике». Я горжусь, что могу себе позволить так говорить. Здесь я учился, здесь я встретил свою первую и единственную любовь, здесь родился мой первенец. Здесь Господь свел меня с моими друзьями, прекрасными людьми. Андрею тогда было 19 лет, он играл в очень талантливой команде! Женя Чикишев играл на гитаре, на бас-гитаре играл Сережа Михеев, на скрипке – Гриша Белов, он сейчас в Америке живет. Мы случайно познакомились, когда я приехал во Владивосток, и сразу же поняли, что нужны друг другу. Мы стали серьезно заниматься джазом. Прежде всего, слушали записи прогрессивных музыкантов, которые играли «фьюжн»: Чика Кориа, Джорджа Бенсона, Жака Люка Понти, – с улыбкой вспоминает Джерри Ким «дела минувших дней».

Музыкальная карьера Джерри Кима началась в пятилетнем возрасте, когда он впервые взял в руки гитару. Взял, скорее, из любопытства, не предполагая, что станет музыкантом. А через два года пошел в музыкальную школу в городе Джамбуле (ныне Тараз-Весы) Казахской ССР, где он жил с родителями, переселенцами с Дальнего Востока. В 1973 году Джерри поступил в музыкальное училище Алма-Аты. Ему тогда было 18 лет.

Но училище он не закончил, после 3 курса талантливого музыканта взяли на работу в Республиканскую филармонию, где Джерри аккомпанировал популярным, на то время, солистам Марине Цхай, Наталье Нармухамедовой, Валентине Толкуновой и другим.
Доводилось ему играть в театрах и ресторанах, пути музыканта неисповедимы, его партнерами были: барабанщик Тахир Ибрагимов, басист Фархад Ибрагимов, трубач Валерий Баннов, саксофонист Григорий Геллер. Тогда все они были молодыми, а ныне – это корифеи отечественного джаза.

Были у Джерри Кима и свои ансамбли, которые играли джаз-рок, фьюжн и ориентал, и с которыми он объездил почти весь Советский Союз. А в начале 80-х годов Джерри на шесть с лишних лет осел во Владивостоке. Потом вновь метания по России, а в 1998 году Ким с семьей (любимая жена Лена, сын Иоанн, дочери Мария и Анна) обосновался в Санкт-Петербурге.

Джаз вернулся в… церковь!

Джаз для Джерри – профессия и смысл жизни. Джаз дает ему духовные силы и так же поддерживает материально. В прямом смысле. Музыкант не скрывает, что зарабатывает на уровне известных европейских музыкантов. И, может быть, даже больше. В 2001 году на гонорар, полученный от известной немецкой фирмы Mazurmеdia за запись двух альбомов «Русский стандарт» и «Шелковый путь», он купил квартиру! Эти диски можно найти только в США, Канаде и Западной Европе. А вообще в его творческом багаже шесть альбомов, изданных на CD, и два «живых» концерта, записанных на DVD.

– В Питере прожиточный минимум как в Западной Европе, но чуть меньше, чем в Москве. Джаз меня кормит, правда, денег всегда не хватает, – улыбается Джерри.

Для полноты картины, надо добавить, что с июля 2006 года музыкант работает в Южной Корее в Nеw World Pops Orchеstr, которым руководит известный питерский аранжировщик и альт-саксофонист Олег Куценко.

Джаз – не единственная страсть Джерри Кима. Много времени он уделяет рок-музыке, часами музицируя на своей любимой гитаре «Джо Сатриани – 1000». Недавно он записал рок-альбом, который скоро появится в продаже.

– Рок – это уже другая история, и там иная энергетика. Но рок-музыка, как и джаз, построена на импровизации. А я люблю экспериментировать с громкостью, с энергетикой звука, – говорит гитарист, чьим кумиром, по его признанию, являются трубачи Майлз Дэвис и Джон Колтрейн.

Джерри убежден, что его кумиры внесли в современный джаз христианские ноты, христианские звуки. «Они заставили слушателя думать не только головой, но и душой», – говорит музыкант.

По словам Джерри Кима, очень набожного, кстати, человека, до Дэвиса и Колтрейна «джаз скурвился и стал превращаться в попсу». А эти великие музыканты вернули его туда, откуда он вышел, в церковь!

И с ним нельзя не согласиться, поскольку корни джаза в спиричуэл, в церковном хоровом песнопении угнетенных чернокожих рабов. То есть, в своеобразных песнях протеста. Сегодня даже страшно подумать, что было бы, если бы владельцы плантаций относились к своим работникам... по-человечески. Тогда, наверняка, не было бы джаза, а была бы одна сплошная попса «а-ля Майкл Джексон», ныне покойный! Жуткое дело!

Питер на уши поставить трудно

– Наша газета с заметкой о Вас выходит в день открытия «шестого» Международного фестиваля. Что очень символично. Чего вы ждете от предстоящего праздника джаза?
– Во-первых, я жду тесного контакта музыкантов со зрителями. Мне бы очень хотелось, чтобы этот контакт был искренним и демократичным. Чтобы эта духовная связь была основана на чистой любви к друг другу, к джазу и к импровизации. Мы будем играть блюз, ритм-блюз, джаз-рок и немного чистого рока, но все это будет импровизация. Во-вторых, мне бы хотелось, чтобы слушатели не разочаровались. И получили не только удовольствие, но и пищу для ума. У меня много композиций, посвященных сюжетам из Библии и Евангелия. И мне бы очень хотелось, чтобы зрители заинтересовались моим творчеством, даже если они не верующие. И задумались, почему я одну из композиций назвал «Моисей», а другую – «Воскресение», – говорит Джерри Ким.

По его словам, сегодня не редкость «интеллектуалы», которые не знают не только основ религии, но и истории России. На праздновании 300-летия Санкт-Петербурга Джерри играл один из своих хитов, пьесу «Первое послание Петра». Так вот многие ценители джаза были убеждены, что произведение посвящено самодержцу Петру Великому! Реально же здесь главный персонаж – апостол Петр, один из сподвижников Иисуса. Более того, повальное большинство молодых петербуржцев считает, что город на Неве так же назван в честь царя Петра Алексеевича Романова.

Кстати, своих детей Джерри назвал так же в честь библейских героев, первенца в честь Иоанна-крестителя. Среднюю дочь в честь Марии Магдалены, младшую Анну – в честь матери Самуила, известного персонажа Ветхого Завета. Старший сын не пошел по стопам отца, он стал христианским проповедником, и сейчас заканчивает ординатуру. А вот наследницы обучаются игре на скрипке. Но станут ли они музыкантами, Джерри не знает. Как говорится, все в руках Божьих!

– На фестивале Вам предстоит играть с коллективом Андрея Лукаша. Для Владивостока это будет открытие нового джазового альянса. Расскажите, как вы работали с Андреем в Питере? Как его принимали?

– Мы с Андреем Лукашем играли в нескольких джазовых клубах Питера. И наши музыканты оценили его игру по полной планке! Я бы не сказал, что он поставил всех на уши. Нас на уши трудно поставить. Во-первых, джазовые фестивали, подобные вашему, в Питере проходят раз или два в год. Но клубные фестивали проходят у нас очень часто. А джазовых клубов у нас больше десятка. У нас джаз играют даже в пивных ресторанчиках и самых захудалых забегаловках. Во-вторых, мы разбалованы именитыми гастролерами, такими, как тот же Марко Миннеманн. Они приезжают к нам раз в два месяца. Но, если бы Андрей жил в Петербурге, я уверен, что у него все бы получилось, – говорит Джерри Ким и... наш разговор на этом заканчивается.

На сцене джаз-клуба «Гранд-Кафе», где мы беседовали, появляются Андрей Лукаш и его команда. Пришло время репетиции.