Казнить нельзя помиловать

Верховный суд РФ направил ходатайство в Конституционный суд о разъяснении вопроса о возможности применения с 1 января 2010 года в России смертной казни. Но Конституционный суд не стал спешить с принятием решения по такому важному вопросу. Председатель КС

12 нояб. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2631 от 12 нояб. 2009

Верховный суд РФ направил ходатайство в Конституционный суд о разъяснении вопроса о возможности применения с 1 января 2010 года в России смертной казни. Но Конституционный суд не стал спешить с принятием решения по такому важному вопросу. Председатель КС РФ Валерий Зорькин заявил, что решение будет приниматься на закрытом совещании, а о дате его оглашения будет сообщено дополнительно. По информации пресс-службы КС РФ, ожидается, что суд определится со своим мнением до Нового года. А пока повсюду ведутся горячие дискуссии на эту тему. «В» выяснил мнения жителей краевой столицы.

Светлана Станкевич, 49 лет:

– В целом я против смертной казни, однако было бы хорошо, если бы она распространялась на
отъявленных преступников. Например, детоубийцы – страшные люди, как их можно жалеть?

Евгений Башмаков, подполковник спецназа в отставке:

– Если смертную казнь возобновят, я отнесусь к этому положительно. Я работал в Главном управлении исполнения наказаний и видел этих людей. Бывает, сидит какой-нибудь подонок, у которого за плечами 8 смертей, и только усмехается. При этом заметьте, содержат его на наши деньги – налоги ведь платим мы с вами. Я понимаю, бывают разные ситуации: можно пострадать в аварии, где бывает виноват не столько водитель, сколько стихия, можно попасть в тюрьму по неосторожности, из-за незнания законов. На них смертная казнь распространяться, конечно, не должна. Однако отъявленных негодяев уже не исправить, а значит – нечего занимать чужое место под солнцем.

Татьяна Пешкова, 53 года:

– Я – за смертную казнь. Большинство людей, достойных высшей меры наказания, уже не исправить, а стало быть, и жалеть их нечего. И пускай бы сделали смертную казнь публичной, чтобы видели и боялись. Страха у преступников давно нет никакого.

Ирина Еремина, студентка:

– Применение смертной казни должно зависеть от тяжести совершенного человеком преступления. О жалости к таким людям и речи никакой быть не может – к ним неприменим этот термин. Как можно жалеть того, кто не жалеет других, кто считает себя вправе отнять чужую жизнь? О гуманности в таких случаях говорить не стоит.