Роль не по Росту

Жена прапорщика Задова Нина, дочка прапорщика Пастушенко Алёна, жена Степана Сморковичева Люся... Все, кто видел хотя бы одну серию проекта «Осторожно, модерн-2», помнят, что этих смешных и в то же время невероятно узнаваемых, что называется, типичных рос

5 нояб. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2627 от 5 нояб. 2009
293df6f177f0491d46c46c827407cc74.jpg

Жена прапорщика Задова Нина, дочка прапорщика Пастушенко Алёна, жена Степана Сморковичева Люся... Все, кто видел хотя бы одну серию проекта «Осторожно, модерн-2», помнят, что этих смешных и в то же время невероятно узнаваемых, что называется, типичных российских женщин играл актёр Сергей Рост.

Сегодня Сергей к женским ролям обращается редко, его персонажи на сцене очень разные – от простаков до мачо. Во Владивосток Сергей приехал со спектаклем «Тринадцатая пуговица Наполеона», в котором как раз и играл эдакого самоуверенного нахала-олигарха. Играл ярко, смешно – такое долго не забудешь, очаровал всех зрительниц...

– Вы вообще хорошо понимаете женскую психологию – столько образов женских воплотили в жизнь?*

– Мужчины и женщины могут смеяться над одними и теми же вещами, могут плакать над одними и теми же вещами, нас одно и то же может трогать... Думаю, что понимаю женщин лучше большинства мужчин, хотя понять до конца прекрасный пол никому не дано. Я даже хотел книгу написать, исходя в том числе и из своего опыта, о том, как мужчина не в состоянии понять, что произошло, почему женщина его бросила. А в это время женщина со своими подружками обсуждает, почему же мужчина ей не звонит. Да, мы точно с разных планет. Слава богу, что периодически между нами таки прокладываются мостики, рождаются семьи...

– Встречали ли вы прототипы своих персонажей – той же Нины Задовой – в жизни?

– Конечно! И встречался, и общался! Я ведь не просто играл, а писал сценарии к этим сериям «Осторожно, модерн!». И брал их из жизни, конечно, слегка преувеличивая и утрируя. Думаю, это было так смешно именно потому, что взято из жизни, в ней находим мы самое смешное. Герои и сюжеты были узнаваемы и потому популярны, а если бы мы выдумывали что-то, тужились и тщились, популярности бы не было...

– У вас множество поклонниц. Интересно, куда может пригласить девушку Сергей Рост?

– Мы тут с друзьями недавно обсуждали намётки к сценарию, где должен развиваться роман между мужчиной и женщиной. И заговорили о том, что современному человеку не так уж много дано мест, куда можно девушку пригласить. Театр, кино, кафе – по сути, всё. Клуб – это место не для разговоров, там громко и суетно. А вот то, что из нашей жизни ушли долгие романтические прогулки по парку, по улицам, разговоры, поездки на лошадях, это, увы, правда. Общество не предлагает таких вариантов, разве что в кино.
Что до меня, то я с девушкой пошёл бы и в цирк, и в зоопарк, и в кино, в театр, и на прогулку, на природу, поехал на шашлыки...

А если вы о том, пользовался ли я в отношениях с женщинами своей популярностью. Было, что греха таить. Когда ещё работал на «Радио Модерн» и был безумно популярен. К радио приезжали поклонницы и ждали, когда кумир пройдёт мимо. Я так часто знакомился, завязывались романы короткие или не очень. В те дни много чего было. Помню, с одной девушкой играл в теннис, с другой – летал на параплане, с третьей – сходил в парк развлечений на экстремальные аттракционы. Ужас, что за аттракционы там были, по сравнению с ними даже прыжок с парашютом – а я прыгал – просто тьфу! Нас на кране подняли вверх высоко, потом раскрутили и резко опустили. Адреналина было выше крыши. Чего не сделаешь ради романтики, особенно когда на тебя смотрит очаровательная поклонница.

– В вашем ЖЖ я прочитала такую фразу: хороших молодых актрис в России сегодня не существует...

– По поводу ЖЖ... Я не фанат Интернета. Поэтому в Живой Журнал пишу примерно так, как делает Гришковец: мне звонит мой директор, задаёт вопросы, я ей наговариваю, она выкладывает в ЖЖ. И однажды меня спросили читатели, почему у вас получается лучше играть комедийные женские роли, чем у актрис, на что я ответил и шутя, и всерьёз – потому что нет хороших молодых актрис. Это шутка только наполовину. Совсем недавно был свидетелем такой ситуации: на проект искали актёров. И вот мужских фамилий у режиссёра и продюсера сразу всплыл десяток, а женских никак не могли вспомнить. Ну не вспоминались молодые талантливые девочки… Может, они ещё только растут? Хочется верить. А ярких актрис и правда можно по пальцам сосчитать… Нет таких, как Татьяна Васильева, это – штучный товар.

– Ваша творческая биография оставляет ощущение некой неприкаянности: здесь поработал, тут, там, диджеем был, на ТВ был, в театре был, в кино был, оттуда ушёл, отсюда ушёл. Это судьба такая или ваш личный выбор?

– В жизни артиста судьба и случай играют большую роль, это правда. Но мне, между прочим, особо выбирать и капризничать не приходится. Был бы я Стивен Спилберг, может, покапризничал бы: на этот проект соглашусь, на этот нет, выставлял бы райдеры на сто страниц...

Всегда есть обстоятельства, которые заставляют делать выбор. Но выбор не такой шикарный, как хотелось бы. Может, мне и мечтается жить, например, как Максим Суханов – он миллионер и позволяет себе соглашаться играть только там, где хочется, продюсировать спектакли со своим участием. Он и играет неспешно, никуда, понимаете, не торопясь, эдак застывает на сцене барственно. Большинству же актёров, да и мне, о подобном не приходится мечтать. Мы работаем много и счастливы этим.

Я многое сам решаю в своей жизни – ключевые вещи, например, выбор профессии. Театр – это то, о чём я мечтал всегда, другое дело, что когда я выпустился, у нас в стране была такая ситуация, что театры погибали и прожить на зарплату артиста было невозможно, так и появились в моей жизни радио, кино, телевидение...

Да, я часто уходил, но каждый раз тому были причины. С радио «Модерн» ушёл, потому что там были исчерпаны все средства выразительности, какие только доступны в этом жанре, во-вторых, продюсеры поставили меня перед выбором: или работа на радио, или на телевидении, где как раз шли ставшие безумно популярными «Осторожно, модерн!» и «Однажды вечером». Конечно, я выбрал телевидение.

Что касается работы на радио «Маяк», то туда меня пригласил Гена Бачинский, он подбирал коллектив по своим планам, и когда он так трагически и нелепо ушёл, царство ему небесное, работать на «Маяке» стало неинтересно.

Случай – это особая статья в жизни артиста. В спектакли с Татьяной Васильевой меня привёл случай – несколько партнёров (и Гаркалин, и Долинский, и Мартиросян) по объективным причинам: кто-то заболел, кто-то занят на съёмках – не смогли принять участие, мне сделали предложение, разумеется, я тут же согласился – играть на одной сцене с такой актрисой, это уникальный шанс! Вот так меня ввели в «Вид на море со шкафа», я за одну ночь выучил роль и уже на следующий день вышел на сцену.

А уже потом возникла «Тринадцатая пуговица Наполеона», над которой мне пришлось много работать – переписал по сути пьесу, все реплики, кое-что сократил, некоторые сцены усилил. Автор легко со мной соглашался, кстати, потому что понимал, что это идёт на пользу спектаклю. И «Тринадцатая пуговица» мне нравится, по-моему, с каждым разом спектакль становится всё лучше, смешнее. Мы с партнёрами импровизируем, придумываем… Работа с Татьяной Васильевой – это счастье, блаженство и школа мастерства одновременно.

– Необходимость много работать означает ли, что вы соглашаетесь на любые проекты?

– О нет. Многое отметаю. Недавно позвали принять участие в спектакле, обещали, что это будет шикарная выгодная антреприза. Но я почитал пьесу – это просто ужасно. Она рассказывает о закулисных буднях театра, при этом явно написана человеком, который ничего о театре и актёрах не знает, разве что по анекдотам о них судит. Кроме того, явно было видно, что автора очень веселили собственные остроты, что он над ними от души смеялся. Артисты в его понимании за кулисами во время спектакля ведут себя, как в коммунальной квартире, – собачатся, ругаются, тут же изменяют мужьям и жёнам, не отходя от кулис.
Я сразу сказал: надо менять пьесу, переписывать, но режиссёр ответил: нет-нет, это гениально. Ну что ж, тогда без меня.

И ещё. В этом проекте мне предложили – видимо, памятуя о моих эксцентрических ролях – играть женщину-актрису, эдакую клубничку. Уже, откровенно скажу, надоело. И выбор был очевиден.

Иногда и от ролей в кино приходится отказываться, при том, что на «Мосфильме» сейчас опять гулкая тишина, ничего не снимается. Предложили роль в комедийном сериале, вроде бы и серий должно быть много, и Первый канал продюсирует, а я посмотрел... Спросил режиссёра: вы снимали раньше комедии, он честно ответил – нет. Вижу, что человек без чувства юмора, а сам сценарий – просто пособие для начинающих драматургов «как не надо». Нельзя так делать: герой произносит: «Сейчас зазвонит телефон!», и – о чудо! – в ту же секунду звонит телефон. Играть в таком нельзя. Отказался – и правильно сделал.