Рождественская песнь по-корейски

Во Владивостоке состоялась премьера спектакля «Сон». Постановка корейской театральной труппы DOMO по мотивам повести Чарльза Диккенса «Рождественская песнь в прозе» рассказала зрителям о том, почему известный всем герой Эбинизер Скрудж к концу жизни стал

3 нояб. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2625 от 3 нояб. 2009
08802b0dd97cd8b94127232a9ace98e9.jpg

Во Владивостоке состоялась премьера спектакля «Сон». Постановка корейской театральной труппы DOMO по мотивам повести Чарльза Диккенса «Рождественская песнь в прозе» рассказала зрителям о том, почему известный всем герой Эбинизер Скрудж к концу жизни стал злобным, жадным и страшно одиноким стариком.

Режиссёр Хван Ун Ги признаётся: интерпретация любимой многими повести Диккенса достаточно смелая. Поэтому премьерный показ на российской сцене заставил актёров немало поволноваться.

– Мы не пытались повторить содержание пьесы, а постарались предложить зрителям новую трактовку, дать новую информацию для размышления, – говорит Хван Ун Ги.

В «Рождественской песне в прозе» Чарльза Диккенса главный герой предстаёт перед нами в довольно неприглядном образе. Эбинизеру Скруджу непонятны простые человеческие радости, ему незнакомо чувство умиротворённости и тихого счастья от проведённого в семейном кругу времени. Он одинок. И лишь в конце повести, совершив несколько путешествий во времени, увидев свою кончину, Скрудж переосмысливает прожитые годы и старается наверстать упущенное, будь то обычный танец или общение с вдруг ставшими близкими людьми. Благодаря замыслу режиссёра из Кореи зрителям становится известно, какие события, приведшие к столь плачевному результату, произошли с Эбинизером в молодости.

– По сюжету нашей постановки молодой Эбинизер Скрудж был достаточно добрым человеком. У него была любимая жена, которая однажды тяжело заболела. А он не имел больших финансовых возможностей и не смог её спасти, оплатив врача. В итоге миссис Скрудж умерла, – рассказывает режиссёр. – Если бы друзья или даже посторонние люди пришли на помощь, то жена Скруджа была бы жива. Но, к сожалению, герой остался один в этой сложной ситуации. Скрудж очень страдал, сердце его ожесточилось, и он решил, что раз им никто не помог, то и он не будет никому помогать. Так зародился новый характер Скруджа.
Для того чтобы преодолеть языковой барьер и донести до зрителей свои идеи, актёры и режиссёр усилили постановку невербальными средствами. Символичные жесты, музыкальное сопровождение и световые эффекты способствуют точному восприятию задуманного.

– Я называю все эти средства «визуальным голосом». Ведь каждый народ говорит на своём, неповторимом языке, а мы попытались найти слова, которые были бы понятны и японскому, и европейскому, и российскому зрителю, – отмечает Хван Ун Ги. – Например, спектакль «Дорогая Елена Сергеевна», который я посмотрел на днях во Владивостоке, без знания русского языка было довольно сложно понять (хотя я видел эту пьесу в исполнении корейской труппы). Сейчас я пытаюсь решить эту проблему в своих постановках. Мы постарались подобрать такие слова и произнести их так, чтобы, прозвучав на корейском, непонятном российскому зрителю языке, они могли раскрыть смысл постановки.