Семейный портрет с бабуином

Вот что я не люблю больше всего на свете – так это так называемые житейские мудрости: в ссоре всегда виноваты двое, родителей мужа уважай, от хорошей жены муж не уйдёт… Кстати, про хорошую жену-то бабушка по отцовской линии обожала повторять моей маме – п

28 окт. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2622 от 28 окт. 2009

Вот что я не люблю больше всего на свете – так это так называемые житейские мудрости: в ссоре всегда виноваты двое, родителей мужа уважай, от хорошей жены муж не уйдёт… Кстати, про хорошую жену-то бабушка по отцовской линии обожала повторять моей маме – пока от моей тётки, отцовской сестры, муж не сбежал с криком: «И чтоб я ещё раз!..». Как сбежал – так бабушка словно забыла эту «житейскую мудрость», как отрезало. Это я к чему? А к тому, что жизнь в готовые рецепты не укладывается. И все эти банальности житейские чаще всего пускают в ход люди неумные…

Вот про родителей мужа. Я до поры до времени тоже это повторяла с умным видом - подругам, да ещё прибавляла – они же подарили жизнь твоему любимому, будь благодарна. Дурочка была. Сегодня уж по-другому говорю: я согласна уважать кого бы то ни было, включая родителей мужа, в том случае, если они уважают меня. И никак иначе. Вы думаете, слишком категорично? А вам хоть однажды достался свёкор-бабуин?

Так вот о бабуинах… Когда я во Владивосток уехала учиться после школы, отцу как раз оставалось немного до военной пенсии дослужить. Я у бабушки, маминой мамы, жила с прицелом тоже понятным – квартирка, пусть и хрущёвка, мне была завещана. С бабушкой мы легко общий язык нашли, я ботаном не была, но и вразнос не пошла, училась обычно, нормально, в общем. А мама с папой, когда папа на пенсию собрался, решили квартиру в нашем городишке продать и во Владике поменьше купить, чтоб и ко мне ближе… В общем, когда я после второго курса в гости к родителям приехала на летние каникулы, у них как раз уже всё решено было. Сделки уже оформлены, собираются-упаковываются, через полтора месяца уезжаем… Да, всё вроде шло как надо…

Вообще в нашем городишке я знаю каждую собаку. А тут с подружками гуляла – идут ребята, наши, знакомые – и с ними парень какой-то. Ну явно я его не знаю – такого красивого, да чтобы не заметила? А он хохочет: «Светка, ты меня не узнала? Саша я, Саша, отслужил – вернулся!». Ну, дальше вы и сами понять всё можете. Сердце у меня затрепыхалось, крышу, как говорят, снесло. Мы с Сашей и не расставались с того вечера. В общем, за два дня до предполагаемого отъезда я родителям заявила, что никуда не поеду, останусь жить у Саши, его родители не против, никакой институт мне не нужен, я люблю… Представляете сюрпризец? Квартира продана, спим на полу, по сути, билеты на поезд куплены – и нате вам… «Люблю». И слёзы были, и скандал, но когда у девчонки от любви крышу сносит – кто её на место поставит? В общем, уезжая, мама повторяла только одно: мы рядом, если что – звони, пять часов на машине – и мы приедем… А я улыбалась, слушая маму: ну правда, что такого «если что» может быть, когда рядом Саша?!

С вокзала, ясное дело, мы уже к Саше домой пошли. С моим чемоданчиком. Я так-то раньше у них особо не бывала, он не настаивал, мы почти всё время или на море – на природе, или в моей комнате проводили, подумаешь, что там мебели нет, зачем она нам? Комната у меня отдельная была, да… Знала, что у Саши трёхкомнатная квартира, живут в ней мама и его отчим, Сашина сестра и он. С отчимом знакома не была, а с мамой познакомились – милая женщина, улыбчивая…

В общем, первый шок у меня в тот же вечер случился. Когда выяснилось, что Сашин отчим спит в Сашиной, точнее, в нашей с Сашей комнате. И кровати стоят идиллически – по стеночкам напротив друг друга. Представляете? Нет, вы представьте! Я из душа выхожу, стесняюсь, всё же первый день, в комнату – шмыг, а на кровати сидит отчим в одних трусах и пах чешет. Зевает, спать, значит, собирается. И мне эдак проказливо подмигивает, похабненько: «Сашк, вот и твоя молодая!». И Сашка мне одеяло распахивает, ложись, мол. Ну что – так вот в халатике я и легла. Под одеялом сняла – когда свет погасили. Первая, понимаете, ночь в доме мужа, да. Отчим сморкается, возится, сопит – а Сашка стал поглаживать, туда-сюда, ну вы понимаете. А меня как заперло! Какая там страсть, я могла думать только о том, что в трёх метрах лежит чужой мужик и всё слышит. В общем, отпихнула Сашку и кое-как уснула…

Утром решила с мамой Сашиной поговорить. И выяснилось, что они с отчимом в разводе, а квартиру разменять не могут. «Ну сама подумай, Светочка, где же ему спать? С дочкой? Со мной – он же мне чужой по сути человек… На кухне? Только у Саши…». Ушла я в комнату поплакать – там отчим сидит, телевизор смотрит. «Слышь, - говорит, - ты, бля, сходи-ка за хлебом и пивом, бля! Деньги-то, бля, у тебя есть, бля», - и на чемоданчик мой кивает. Вот тут был второй шок – он рылся в моих вещах… В первый раз мне тогда захотелось к маме, сильно-сильно.

Ладно. Опущу детали этого дня – он был на остальные похож, что я в этом доме прожила: мать шьёт на заказ (она работала два через два, а в выходные брала шить), сестра в школе, Саша на работе, я на кухне готовлю (как так получилось, что я у них в повара оказалась записанной, сама не пойму), а отчим у телевизора. Его повсюду увольняли… Третий шок в этот день был, когда выяснилось, что по каким-то своим причинам отчим никогда не смывает за собой унитаз. Не царское это дело, наверное.
На другое утро я начала передвигать мебель. Всю ночь лежала и думала, как так поставить кровати, стол и шкаф, чтобы мы были за загородкой. Если вы думаете, что мне кто-то помог всё это двигать, вы сильно ошибаетесь. Но в итоге наша с Сашей кровать оказалась вне поля зрения бабуина, думаю, вы не станете задавать вопрос, кого я так называю.

Как я ждала ночи! Ну что объяснять, молодая страсть, а тут второй день сплю в халате. В общем, только мы с Сашкой – потихоньку – стали друг друга ласкать, как к нам за шкаф пришлёпал отчим. Прошлёпал мимо кровати, на которой я скорчилась в три погибели и Сашка застыл… Сел к столу, включил компьютер и поставил порно. Я лежу – ушам не верю. Вдруг слышу – дышит он как-то… В общем, да. Он смотрел порно и гонял свою одноглазую ящерку. Кончил, выключил комп, прошёл мимо нас. Угадайте с трёх раз, был ли у нас с Сашкой в ту ночь секс, ага. Я думала только о том, простите, что именно этот бабуин заляпал своей… ну вы поняли. Утром выяснилось – стол.
Тогда я наехала на Сашку. Если честно – мне было уже плевать на всё. Выяснилось, что такое поведение – обычное. Что он едва ли не каждую ночь, не стесняясь Сашки, мастурбировал у компьютера. И говорить без мата не умеет. И никого в доме уважать не считает нужным. И было ясно, что ради какой-то там меня бабуин свои привычки менять не намерен.
Вы не думайте, что я с ним не боролась. Всё было: просила его не материться, научилась не реагировать на хамство; не обращать внимания на постоянные поучения, как и что надо правильно делать – оладьи, например, жарить. Научилась мыть унитаз, подавляя тошноту. Купила ширму и переставила снова мебель так, чтобы стол с компьютером были на его половине комнаты. Пусть там что хочет делает. Так он через пару дней пришёл в дупель пьяный, зашёл к нам ночью и стал… советы давать. Сашка вскочил, полез в драку, прибежали мама с сестрой… Даже вспоминать это не хочу. У меня было такое чувство, что я попала в ад. Меня трясло мелкой дрожью. Из моей-то спокойной семьи – и в это!!!

Что показательно – мама у Саши и правда была милая, и сестра хорошая. Они меня утешали, я и сегодня, в общем, о маме думаю хорошо. Просто она попала в безвыходную ситуацию. Как и Саша. Думаете, я не звала его с собой во Владик? Ого! Но он упёрся – может, комплексы какие взыграли, не знаю. Здесь, мол, моё место и ты должна быть со мной, а вместе мы решим все трудности. Я пыталась… Вспоминала каждый день всю эту житейскую чушь про «в ссорах виноваты двое», «уважай родителей», «от женщины зависит атмосфера в доме». Варила, жарила, убирала, терпела, терпела… Когда бабуин куда-то уходил, дома наступал праздник. Но уходил он редко. В основном за пивом и водочкой. Потом садился у телевизора на кухне и доставал меня, там чаще всего больше никого и не было. Благо, у меня оказалась устойчивая психика – я от него просто отключалась, думала о другом. Тогда он, например, мог плюнуть на пол. Или уронить что-нибудь. По-моему, он так развлекался – за неимением в жизни других удовольствий…

Я продержалась два с половиной месяца. Согласитесь, для 19-летней – это рекорд. Сейчас, когда мне 25, понимаю – да там и на день нельзя было оставаться, надо было убегать сразу, как только выяснилось, что в одной комнате с молодожёнами будет жить бывший муж свекрови. Но в 19 мы все идеалисты – построй свою любовь и всё такое…

А ушла я, когда пропали присланные мамой деньги. Нет, вы не думайте, маме я ничего не говорила, когда звонила – держалась бодро, делала вид, что всё замечательно. Не знаю, верила мне мама или нет, но деньги стала присылать чаще. И вот я принесла домой перевод, а он из плаща исчез. Вместе с бабуином, который пришёл домой под утро, пьяный, разумеется. Утром я спросила его в лицо – бабуин даже не стал делать вид, что это не он. Захохотал, зарыгал: «А ты кто тут такая, бля, ты даже не жена, ты тут никто, хочу – выкину тебя отсюда, и всё по закону!». Я смотрю – мама Сашина стоит, глаза отводит, сам Сашка красный, как перец чили… И вдруг я поняла, что это никогда не кончится. Что Саша может разве что в драку полезть, что мама ничего менять не хочет и не может… В общем, собрала вещички и ушла к подруге. Оттуда позвонила маме – и, как она и говорила, через пять часов я уже садилась в машину к папе. Сашка ждал у подъезда, что-то говорил, но у меня в тот момент любви к нему почти и не осталось. А если и осталось, то на таком донышке души, до которого я тогда добраться не могла. Это сейчас понимаю – я спасалась, меня оттуда гнал инстинкт самосохранения. Не знаю, что бы со мной стало, останься я там. Может, превратилась бы в Сашину маму?

Нет, он не приехал во Владивосток. Ждала, конечно. Ну, в конце концов всё проходит. И это прошло, и всё у меня сегодня хорошо. Но иногда я всё же думаю – если бы не этот бабуин…