И никто не разберёт – это липа или мёд

«Круглый стол» «Приморский мёд – это мёд или суррогат?» превратился из мастер-класса в пресс-конференцию по той простой причине, что производителей и поставщиков этого сладкого продукта оказалось гораздо меньше, чем журналистов. Можно предположить, что ег

22 окт. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2619 от 22 окт. 2009
dd291b061f3fa9e21eee89965579513c.jpg

«Круглый стол» «Приморский мёд – это мёд или суррогат?» превратился из мастер-класса в пресс-конференцию по той простой причине, что производителей и поставщиков этого сладкого продукта оказалось гораздо меньше, чем журналистов. Можно предположить, что его качество больше интересует прессу.

Сладкий суррогат

В Приморье завершился медосбор, и сейчас неутомимые труженицы пчёлы приготовились к предстоящей зимовке, а пчеловоды подводят итог минувшей страды.

В сентябре в Партизанске они провели большое совещание, на которое съехались лучшие пасечники близлежащих районов. Основной целью мероприятия стала подготовка обращения к губернатору по вопросу организации централизованного закупа мёда, что в условиях кризиса должно было послужить поддержкой производителям. Здесь же затронули больную тему о необходимости развития пчеловодства на территории края, но на этом совещании дело закончилось только разговором. Поэтому на заседании «круглого стола» специалисты продолжили начатый диалог.

– Что касается качества нашего мёда, то влажность его по ГОСТу не должна превышать 21 процента, а транспортировка возможна только при 17-19, – отметил начальник отдела сельского хозяйства департамента сельского хозяйства и продовольствия администрации Приморского края Алексей Раченков. – Такой мёд, как говорят сами пчеловоды, производить можно, но при этом каждый из них отмечает, что у нас в Приморье влажно, поэтому и продукт получается влажным. (По различным данным, сегодня на приморском рынке всего от 2 до 5 процентов качественного мёда.)

– Производство мёда – ниша, которая при нормальной степени доходности может пополнить трудовые ресурсы в сельской местности, где мы сейчас сталкиваемся с тем, что населению негде работать, – продолжил эксперт Ростехрегулирования Александр Фейгин. – Этот продукт не только важен для потребления человеком, но и имеет достаточно высокий экспортный потенциал, так как в мире качественный мёд дорого стоит. В том же Китае продают искусственный продукт, а потребность в натуральном, произведённом с соблюдением всех требований, высока. Но в Приморье проблема в том, что у нас наряду с добросовестными производителями, которые отвечают за качество продукции, имеются и такие, которых абсолютно не интересует эта сторона вопроса. Все утверждают, что у нашего мёда высокая влажность. Да, она высока. Мы живём не в Средней Азии, но если пчела завершила процесс и запечатала соты, то мёд будет той влажности, которая позволит сохранить его, иначе он забродит. У нас в период медосбора идёт просто «качка» продукта, который ещё не стал мёдом – нектара, полумёда, недомёда, который и предлагают потребителям под маркой натурального.

Как выяснилось, такой продукт получается, когда пасечник не дожидается, когда пчёлы соты закупорят воском. Оказывается, минимальное количество незапечатанных сотов в этот период должно быть в соотношении 1:3, а лучше, чтобы все они были запечатаны.
По этой причине и низкое качество продукта, не говоря уже о том, что недобросовестные продавцы используют подкормки или даже могут добавить мел, муку, крахмал и прочее. Потом этот мёд перегревают и выдают за качественный продукт.

Отсюда и такие определения, как сахарный суррогат – это плавленый сахар, который для количества добавляют в мёд, или фальсификат – сахарный сироп, перемешанный с мёдом (он получается, когда пчёлам скармливают сироп), или, того хуже, мукомёд – когда в мёд подмешивают муку и он становится вязким.
В связи с этим необходимо повышать грамотность населения, которому сложно ориентироваться на рынке.

Немного истории

– Я задался вопросом, почему возникло такое негативное отношение к нашему мёду не только за рубежом, но и в России? – сообщил краевед Михаил Тарасов. – Напомню, что мощный толчок к развитию отрасль получила во времена столыпинской реформы. Переселенцы завезли эту культуру в Приморье. Пчеловодство послужило одним из факторов освоения края. Но мощный урон ему был нанесён во время коллективизации, когда решили создавать комплексные совхозы. Красноармейцы экспроприировали ульи и сносили их на один двор. Беда заключалась в том, что продразвёрстка производилась зимой, и в этот период погибло около 60 процентов пчелосемей.

Понятно, что после этих событий к качеству мёда особых требований не предъявлялось, а важно было любой ценой дать план. За невыполнение могли привлечь к ответственности и следовали наказания. И всеми правдами-неправдами мёд выдавали «на-гора».
Вскоре вышла книга, в которой в качестве примера приводился передовой опыт США, где в то время мёд качали из запечатанных рамок, и было сделано заключение, что в Приморье это неприемлемо, так как мёд густеет. После этого и было сформировано отношение людей к качеству продукта.

– В Приморье нет культуры производства мёда, – подвёл итог Михаил Васильевич. – Парадоксально, но на западе наш мёд не котируется. Первыми опомнились на Алтае, потом в Хабаровске... В этом году в Москве на 21-й Всероссийской ярмарке мёда и пчеловодства не было ни одного представителя от нашего края (хотя очевидцы утверждают, что сам приморский мёд был на ней представлен и у павильона даже выстроилась очередь). Я поразился тому, что на ней продавался мёд такой же консистенции, как у сливочного масла. Самая низкая цена – 300 рублей за килограмм продукта, а самая высокая – 600.

Медовый месяц бывает не только у молодожёнов

Предприниматель Андрей Сколов, который впервые приехал в краевой центр на выставку продовольственных товаров, рассказал, что хорошая пчела, чтобы собрать один килограмм мёда, должна совершить несколько миллионов вылетов и проделать путь длиной примерно в 400 тысяч километров (то есть 11 раз обогнуть земной шар). Капельку принесённого в улей нектара крылатая труженица ещё 300 раз переработает в своём желудочке и только потом запечатает продукт, который должен настояться ещё несколько недель. Вот тогда и получится настоящий мёд.

Зачастую на базаре мы приобретаем недозревший мёд, а, применяя его в рецептах народной медицины, теряемся в догадках, почему же целебный продукт, о котором так много говорят, не помогает. Ответ прост – он ещё не приобрёл своих исключительно полезных свойств.
Пчеловодством Андрей Сколов занимается 24 года, то есть специалист со стажем. Мастерство и навыки приобретал годами.

– Я долго болел, – рассказал он. – И врачи ставили неутешительный диагноз. Но мёд чудесным образом помог излечиться.

Сейчас Андрей сам даёт советы. К примеру, тёмные сорта мёда хорошо влияют на кроветворные функции организма, а светлые обладают сильными бактерицидными свойствами и лучше любого лекарства борются с простудой и заболеваниями желудка.
Нельзя мёд опускать в горячий чай, настоятельно предупреждает он. Следует помнить, что, несмотря на известные целебные качества продукта, надо соблюдать меру. К примеру, ребёнку в день стоит давать не более полной чайной ложки, а взрослым рекомендуется употреблять 10 граммов на 10 килограммов веса.

Медовый конвейер у Сколова начинается в мае, когда он вывозит улики в тайгу рядом с селом Новокрещенка Красноармейского района. Это период сбора первого цветочного мёда – самого долгожданного и полезного.

В этом году мёда накачали достаточно, а потом сделали так называемую чистку перед липой, чтобы сорта сладкого продукта не перемешались. Настоящий медовый месяц – июль, когда зацветает липа. В Приморье восемь её сортов, и каждый по-своему полезен. Всё лето у пчёл много работы. Наблюдать за труженицами интересно, но и зевать не приходится.
Не обходится и без традиционных медвежьих историй. Косолапые оценили качество лакомства от Андрея Сколова. Кстати, в старину косолапого называли медовед, то есть тот, кто ведает мёдом.

– Его имя не принято было вслух произносить, дабы не привлечь внимания зверя, – делится секретами общения с природой Андрей. – Он навещает пасеку, когда созревают жёлуди. Хозяин тайги мощными лапами хватает самый крайний домик и быстро, отбиваясь от пчёл, несёт его к реке. Сладкоежка расправляется с нехитрым строением, достаёт соты и жадно уплетает мёд.

Оказывается, у мишек, по наблюдению пасечника, со временем даже вырабатывается своя культура употребления мёда. Топтыгин, первый раз появляясь на пасеке и добывая сладкий продукт, крушит рамки, а со временем уже аккуратно поедает лакомство.
...Сейчас пчелиные домики отправились на зимовку. В этот период у Андрея Сколова сотня пчелосемей, а летом доходит до 180. В переходный период он устраивает отбраковку, чтобы не допустить болезни.

Сейчас пчеловод нашёл единомышленников и надеется, что со временем их будет больше и тогда количество превратится в качество. К тому же департамент сельского хозяйства и продовольствия краевой администрации имеет намерение провести в Приморье свою медовую ярмарку.

Справка «В»

Специалисты советуют при выборе мёда прислушиваться к своему организму и доверять собственным ощущениям. Качественный и свежесобранный мёд отличается ароматом, который ни с чем не сравним. Качество мёда определяют по цвету, аромату, вязкости… Прежде всего для каждого сорта характерна своя окраска: у цветочного – светло-жёлтая, липового – янтарная, гречишного – тёмно-коричневая… Мёд, содержащий сахар, крахмал и другие добавки, мутноват. В нём даже может быть осадок. Проверить вязкость можно деревянной палочкой. Если мёд струится тонкой ниткой и образует внизу маленькую пирамидку, то это настоящий продукт, а фальшивый предательски капает и выдаёт себя с головой. Захватите на рынок бумагу и химический карандаш. Нанесите на лист немного мёда и проведите карандашом сверху: синий цвет – признак примеси муки и крахмала. Настоящий мёд не должен расслаиваться и иметь неприятный привкус и признаки брожения. Зимой сложнее с выбором: в это время он равномерно кристаллизуется. А весной приобретать прозрачный липовый мёд – значит покупать перегретый продукт.