Зачем Колобку кольчуга?

На вид она лёгкая и изящная. Висит себе, глаз радует. Но стоит попытаться надеть кольчугу – и сразу начинаешь сочувствовать доле русских ратников – как они таскали на себе такую тяжесть?!

19 авг. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2582 от 19 авг. 2009
330b8784a3979078b39c91a0190d3e87.jpg


На вид она лёгкая и изящная. Висит себе, глаз радует. Но стоит попытаться надеть кольчугу – и сразу начинаешь сочувствовать доле русских ратников – как они таскали на себе такую тяжесть?!

– Хорошо? – хохочет Александр Богатуров. – Да вы не бойтесь, на самом деле носить кольчугу вовсе не тяжело, а даже полезно – сутулость моментально проходит! Когда Сергей, сын мой, занялся кольчужным плетением, у него стала совсем другая осанка. А для девочек мы можем и совсем лёгкие кольчуги плести…

Александр Богатуров, по сути, мастер на все руки. Он художник-прикладник, работающий практически со всеми материалами, всё ему подвластно: камень, дерево, металл, глина… А главное – своим умением он готов щедро делиться с детьми и взрослыми. Любой гость или житель Владивостока может научиться кольчужному плетению, работе на гончарном круге и многому другому, если заглянет в мастерскую «Колобок и кольчуга», что расположилась в подвале выставочного центра музея имени Арсеньева на Петра Великого, 6.

– У нас в мастерской бывают, – и дети, и взрослые – рассказывает Александр. Помню, приходила полуторагодовалая девочка – ей очень понравилось мять глину! Дети вообще чувствуют природные материалы. Впрочем, и взрослые, пришедшие к нам раз, как правило, возвращаются. Взрослому главное – переступить свой страх, комплекс «я не смогу, у меня руки-крюки». Обычно полутора часов хватает, чтобы сделать какую-то вещь. У многих после того, как они выполнят из глины кувшинчик или чашку, возникает желание сделать орнамент, как-то украсить – и в итоге получается прекрасная поделка.

Помню, пришёл к нам мужчина – впервые, и у него просто так стало здорово получаться, что он сам удивлялся! Какой вкус выявляется, какое воображение! Любо-дорого поглядеть. А я не удивляюсь, я уверен, что все мы рождаемся людьми творческими, со вкусом и талантом, просто в процессе жизни – если ребёнку не дать развиваться – способности утрачиваются. А потом приходит к нам человек, берёт в руки глину, или камень, или дерево – и всплывает то, что было скрыто, казалось забытым навсегда…

– Чему вы учите тех, кто к вам приходит?

– Художественной обработке глины вручную, работе на гончарном круге с последующим обжигом изделий; кольчужному плетению – браслетов, амулетов и так далее. За одно занятие каждый пришедший может сделать себе что-то, научиться основам ремесла.

Обычно кольчужное плетение интересует мальчишек, но и девочки – когда понимают, что с его помощью можно делать и браслеты необычные, и многое другое, – тоже проявляют интерес. Глина всем нравится.

А мы ещё хотим учить людей обработке камня – росписи, гравировке.
Между прочим, люди, которые работают с природным материалом, как правило, не бывают злыми и жёсткими. Гончары – все, кого я знаю, добродушные ребята. Невозможно иначе… И, между прочим, они ничем не болеют. Это не я придумал, это статистика.

– Сколько лет вы занимаетесь прикладным творчеством?

– Сколько себя помню. Маленьким на Урале вырезал кораблики из коры, лодочки… Так и пошло. Окончил Кунгурское художественное училище – это старейшая камнерезная школа. После армии работал учеником гончара, по восемь часов сидел за гончарным кругом...

Вообще мне в жизни повезло – я поработал с разными творческими людьми, набрался опыта. Считаю, что творческий человек не может сидеть на одном месте, обязательно должен побывать повсюду. Вот я работал в архитектурной групппе на Белояровской АЭС, потом в Новосибирске.
Душа же меня всегда тянула на Дальний Восток. Вот так и занесла судьба в Находку, где стал работать в скульптурной мастерской. А потом прикипел к морю, не могу теперь без него, да и природа приморская удивительная. Здесь моё место – у моря, даже мастерская рядом с Корабельной набережной…