Море свинства

Скажите мне, когда мы превратились в свиней? Это не риторический вопрос, а вполне конкретный. Я вот помню Владивосток середины 70-х – чистый, не стерильный, но приличный город. В котором за брошенный на тротуар билетик автобусный могли замечание сделать –

14 авг. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2580 от 14 авг. 2009

Скажите мне, когда мы превратились в свиней? Это не риторический вопрос, а вполне конкретный. Я вот помню Владивосток середины 70-х – чистый, не стерильный, но приличный город. В котором за брошенный на тротуар билетик автобусный могли замечание сделать – и бросивший бурчал, но поднимал…

А главное – я помню Шамору тех лет. Заставленную, как и сегодня, палатками, усыпанную телами – но обнаружить гору мусора, оставленную туристами по принципу: мы поели-попили, а это пусть кто-то уберёт, было невозможно. Нельзя было увидеть плавающие в прибое женские прокладки, презервативы, пластиковые пакеты, стаканчики и тарелки. И не потому, что тогда этого не было – были газеты, банки, бутылки, пардон за подробности, вата и марля, много чего другого. Но было ещё и что-то нематериальное. Стыд? Понимание, что мусорить – нехорошо? Было, а потом – куда-то делось…

Поразительно, в то время слово «экология» произносилось разве что учёными в узких кругах, а меж тем вести себя экологично умело подавляющее большинство.

Что мы имеем сегодня, сегодня, когда об экологии трещит каждый пятый, а каждый второй хочет «только экологически чистого»? А имеем мы повальное безудержное свинство. И за примерами далеко ходить не надо… Этими примерами усыпан каждый дюйм побережья – тех самых мест отдыха, которые мы так ищем в начале лета, пренебрежительно кривя носик: «Ша-мо-ра? Там тааак грязно… Лучше на острова, там чисто…» Да, чисто. Пока. И относительно. На Шаморе и правда в воде можно найти всё – остатки пиршеств, окурки, чёрта в ступе – всё, кроме раковин спизулы, морских звёздочек, которых когда-то там было так много… А знаете, откуда это? Я знаю. Сама видела, как мама дала малышу лет пяти мороженое, предварительно швырнув обёртку на песок. А на моё: «Зачем вы мусорите?» – с видом превосходства ответила: «Тут урны нет!». Да, наверное, за такими дамами урну нужно возить на веревочке… И мальчик её, когда вырастет, станет кем? Ну вы поняли…

Мы загадили, если не сказать жёстче, все те места, которые ещё десять лет назад считались жемчужинами отпускного сезона. И презрительно не хотим туда ехать нынче. Там же грязно. А кто виноват?

Мне до сих пор непонятно, что мешает взять с собой на отдых пару-тройку 60-литровых мешков для мусора и потом увезти их с собой? Или один пакет, если вы едете на пару часов… Врождённый аристократизм или благоприобретённое свинство? И не надо говорить, что дело в том, что «не убирают», о системе штрафов и политической воле. Какие же мы должны быть скоты, если убирать за собой будем исключительно из страха наказания…

Между прочим, такое вот публичное свинство не мешает нам в родной квартирке наводить стерильную чистоту. Интересно, если бы у этой дамы в доме на ламинат швырнули липкую бумажку, что бы она сказала? А на природе, на «ничейной» территории – можно. Пакет – в воду, огрызки – на песок, бутылку обязательно разбить, чтобы веселее… Свинство, повальное свинство. Впрочем, зря я так о свиньях. Все знакомые циркачи говорят, что это весьма чистоплотные животные. Мы им ещё фору дадим.