Деревянные узоры души

Колодец – аккуратный сруб, о таких говорят: сработано на совесть; деревянный забор, на котором сушатся вёдра; скамеечка с забытыми на ней граблями… Пасторальный пейзаж, располагающий к отдыху. Так бы и присела на эту скамейку, выпила воды из колодца – ах,

31 июль 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2572 от 31 июль 2009
8cd8203e889888632252c4d20a9e5253.jpg

Колодец – аккуратный сруб, о таких говорят: сработано на совесть; деревянный забор, на котором сушатся вёдра; скамеечка с забытыми на ней граблями… Пасторальный пейзаж, располагающий к отдыху. Так бы и присела на эту скамейку, выпила воды из колодца – ах, не получится! Потому что и колодец, и грабли, и скамейка – миниатюра, выточенная из дерева мастером на все руки Игорем Жилиным.

Пока я любуюсь колодцем и восхищаюсь каждым малюсеньким ведром, Игорь выставляет на стол лошадь, запряжённую в телегу; целую флотилию корабликов; велосипедик – такой махонький, меньше ладошки, а за ним на свет появляется мечта любого мальчишки – деревянная крепость! С таранами, катапультой, воротами, запирающимися на толстые брёвна, лестницами и бойницами…

- Я, наверное, в душе мальчишка до сих пор, - смущённо улыбается Игорь. - Во всех моих игрушках – детство. Я крепость эту как для себя – пацана – делал, чтобы можно было играть… В деревне, где я рос, в детском саду у нас было несколько деревянных столиков и стульев, я помню до сих пор срезы на их спинках, даже как-то сделал похожие – чтобы прокрутить в голове ещё раз мгновения детства…

- У меня ведь никакого такого специального образования нет, я рабочий человек – слесарем трудился, в литейке работал, теперь вот по плотницкому и столярному делу, ремонтом занимаюсь. А дерево – это у меня для души.

Я всегда, с самого детства, любил строгать, выпиливать, вообще люблю жизнь, можно сказать, деревенскую – чтобы лес рядом, чтобы дом свой, земля… Но как-то так жизнь складывается, что из города уехать не могу, душа рвётся, а в городе всё время обстоятельства какие-то держат. Никогда не находил поддержки в семье, а всегда мечтал жить в построенном своими руками деревянном доме, работать на земле…

Лет пять назад не выдержала душа – стал вырезать из дерева разные вещи, а всерьёз занимаюсь этим уже три года. Просто попал в такую ситуацию в жизни, когда всерьёз встал вопрос: что делать? Было много негатива, и работа с деревом, можно сказать, спасла меня.

Чувствовал, что душа стремится к чему-то, выразиться хотелось так, что аж до крика. Я даже не знал, что могу делать такие вот вещи, не представлял, пока не взял в руки кусок дерева и инструмент. Когда я что-то сделаю, беру вещь в руки, испытываю невыразимое чувство – и радость, и на душе тепло…

- Вы сразу видите, что выйдет из куска дерева? Может быть, делаете чертёж, рисунок?

- Я иногда удивляюсь… Ведь специально ходил по Корабельной набережной, смотрел на корабли, даже зарисовывал, старался запомнить… А когда беру дерево и инструмент, руки начинают действовать как будто сами, автоматически, словно душа моя лучше знает… Само собой происходит, никакие чертежи не требуются.

Бывает, что просят сделать вещь на заказ, я представляю человека, как он держит в руках сделанную для него вещь. И тогда в куске дерева вижу уже что-то конкретное. А так, когда начинаю что-то делать для себя, для души – не сразу приходит понимание, что это будет.

Игорь рассказывает, а я верчу в руках деревянное яблоко - глажу, не могу остановиться, такое оно уютное, такое тёплое и нежно-шероховатое. Сколько же нужно любви, чтобы из куска дерева вышло такое вот яблоко, которое невозможно выпустить из рук…

- Я – эгоист, - к глубокому моему изумлению вдруг заявляет Игорь. – А как иначе? Мне нравится работать с деревом, я испытываю счастье каждый раз, когда беру его в руки, энергией напитываюсь, что ли. Вот и получается, что вроде как работа – а вроде как и абсолютное удовольствие. Бывает, когда никто не видит, сижу и любуюсь тем, что сделал.

- Ваши поделки так приятно держать в руках…

- Для меня это самый главный показатель, критерий качества, что ли, готовой вещи – чтобы её приятно было взять в руки. Тогда я понимаю, что вещь стоящая.

- Сколько времени у вас уходит на изготовление поделок?

- Вот на крепость ушёл месяц. А колодец, например, можно и за день сделать, если не отвлекает никто. Но обычно уходит два, потому что сосредоточиться не всегда можно.

- С каким деревом вы предпочитаете работать?

- Я работаю с самым доступным и в то же время самым трудным в обработке деревом – елью. Все мастера знают, что это очень неудобное дерево. После него липа, орех, бархат – как пластилин, одно удовольствие. Но это материалы для людей искусства, для творческих…

С другой стороны, ель – она ведь в обработке, если умело взяться, очень благодарное дерево, раскрывает свои узоры…

- А научить вырезать из дерева вы можете?

- Могу. И в школу даже звали работать. Но я побаиваюсь. Вырезать же из дерева – пальцы в порезах. Жалко ребятишек, да и страшновато.

Свои работы – игрушки, поделки Игорь щедро дарит друзьям, родным, знакомым. И особенно – детям, малышам.

- Вас дети должны обожать…

Игорь мрачнеет, лицо печальное…

- Это больная тема. Сам в своей жизни я многое напортил. У меня две дочки, большие уже. Я люблю их так, что передать не могу. Но вижусь очень редко. Моя вина… Я ведь интернатовский, так мечтал о семье, о своём доме… Не всё получилось, но дочек своих так люблю… Мечтаю, когда в деревню перееду, чтобы дочки приезжали, чтобы вместе были…

Да, самая большая мечта Игоря Жилина, плотника-столяра-виртуоза, - жить в своём доме на земле, возможно, сделать при доме мастерскую…

- К Лукьяновке присматривался, - говорит Игорь, - к деревням на Уссури, я ещё рыбалку люблю… А когда в лес захожу – просто другим человеком становлюсь. Дерево потрогаю, чувствую его… К берёзе, например, прикоснусь – ощущаю, как она гудит… В городе я одинокий, в лесу – нет.