Такая интересная жизнь. В 90-х годах корреспондент «В» Марина Попова много раз «меняла профессию»

Недавно взялась листать газетные вырезки со своими публикациями. Боже, какое удивительное время открылось – работы в кайф, драйв и всё такое… Я, как и все мои коллеги, писала жадно, много, обо всём, что волнует, задевает, требует решения.

1 июль 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2554 от 1 июль 2009
aeafd66449993b21c5a86e5eba79c66d.jpg

Недавно взялась листать газетные вырезки со своими публикациями. Боже, какое удивительное время открылось – работы в кайф, драйв и всё такое… Я, как и все мои коллеги, писала жадно, много, обо всём, что волнует, задевает, требует решения.

Трудно выделить что-то. Публикации – они как дети, все – любимые. И в каждом материале – ритм времени, судьбы людские, характеры.

Вот материал о необыкновенной женщине, инвалиде первой группы, которая в 37 лет вопреки всему и всем родила здорового малыша. Горький репортаж из приморской глубинки, где медикам полгода не платили жалованье, зато выстроили за казённый счёт хоромы для главного врача стоимостью больше, чем зарплатные долги всей районной медицины. Вот материалы о владивостокских больницах, где в 97-м не было даже марли, не говоря уже об антибиотиках и прочих лекарствах. А это про Дом ребёнка на Окатовой, обитателям которого грозил голод, а после нашей публикации сердобольные люди и совестливые бизнесмены помогли богоугодному заведению выжить. Я никогда не забуду вкус сиротского пирожка с морковкой, выпеченного тамошними поварами из абсолютно пресного теста – ни масла, ни сахара, – этими пирожками угощали нас с фотокором «В».

А это уже совсем другая история – репортаж из «отделения настоящих мужчин» в госпитале ТОФ, где лечат пострадавших от любви. Заголовок слегка хулиганский – «Моряк без триппера, что баржа без шкипера», а что такого – присказка-то по Далю, да и всякое бывает на флоте и на гражданке.

А ещё в те времена я не раз «меняла профессию». Вместе с бригадой наркологов спасала земляков, ушедших в глубокий запой, торговала в контейнере хозсредствами и одеколоном, который радостно разбирали местные алкаши. Покупала нерождённого ребёнка – его по цене гостинки отдавали 40-летняя мамашка и её 19-летняя беременная дочка. Помню, мы с Андреем Холенко, замредактора газеты «Владивосток», приехали к ним на встречу на его крутом джипе и легко сошли за молодых, богатых, бездетных.

А однажды «волею пославшей меня редакции» я оказалась на паперти, просила милостыню с табличкой «Помогите, нечем кормить детей» аккурат напротив Фрунзенского суда. Пришла и села на землю в том месте, где сейчас магазин «Ив Роше». В старой одежде с чужого плеча выглядела как настоящая попрошайка. Помню, мои приличные коллеги под разными предлогами вежливо отказались довести меня на новое место работы. И только Таня Нагорная, безупречно красивая, высокая, юная, в ярком красном костюме, легко прошлась со мной от Фонтанной до Адмирала Фокина. Вместе мы выглядели просто сногсшибательно!

Помню, как я стояла возле отделения участковых на Фокина, ждала группу поддержки в виде милиционеров (так надо было – иначе могли и прибить нищенствующие конкуренты!), а мимо проходили двое ну очень приличных молодых людей, и один сказал: «Ты посмотри, ну и бичиха!». Эти слова были хорошим знаком – все идёт как надо!

Короче, за полчаса попрошайского труда заработала я больше 8 тысяч «рупий». В 96-м это было вполне прилично. Эти деньги и ещё плюс 5 миллионов рублей, которые собрал коллектив «Владивостока», мы передали в детскую горбольницу на Первой Речке, где нечем было лечить, нечем кормить и даже нечем стирать-убирать.

Такое было время…

И всё равно это было хорошее время, потому что жизнь – всегда прекрасна.