Обложили

Я как биолог и как человек, больше четверти века отдавший делу охраны дикой природы, могу сказать так: «Если даже маленького зверька, допустим крысу, загнать в угол, то этот зверёк ради спасения своей жизни бросится в атаку, даже если перед ним будет очен

18 июнь 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2547 от 18 июнь 2009
0b330caa0bd9d3adc08d280e8312c492.jpg

Я как биолог и как человек, больше четверти века отдавший делу охраны дикой природы, могу сказать так: «Если даже маленького зверька, допустим крысу, загнать в угол, то этот зверёк ради спасения своей жизни бросится в атаку, даже если перед ним будет очень злой и страшный противник».

Но вот представьте себе. Есть в Лазовском районе природный заповедник. Площадь его 120 тыс. га. За один день его можно пройти от северной точки до южной. Говоря проще, площадь заповедника маленькая.

Сёла и посёлки кольцом опоясывают заповедные угодья. Это дороги, линии электропередачи, телефонные линии. Но самым большим бедствием в последние 10-15 лет стали окружившие заповедник спортивно-охотничьи базы. Причём располагаются они по периметру у самой границы заповедника. Делается это с той целью, чтобы обеспечить охотников-клиентов надёжной добычей.

Чтобы выманить диких животных с территории заповедника, предприимчивые владельцы баз засевают вдоль его границ поля соей, овсом, кукурузой. Но это не благотворительный акт вроде подкормки диких животных. Это приманка, как в мышеловке. Все эти поля окружают вышки, чем-то напоминающие вышки времён фашистских концлагерей. И дураку понятно, что заповедник стал заложником охотничьих баз. Идёт в буквальном смысле негативное давление.

По какому принципу строят свою хозяйственную деятельность охотничьи клубы, ассоциации, фирмы, общества, не могу сказать. Только вот что я видел собственными глазами: местные свалки завалены шкурами диких животных. В большинстве случаев это шкуры пятнистых оленей, но есть и косули, кабана, медведя, енота, барсука. Причём эти шкуры можно увидеть в любое время года.