Комик Бешеный

Бешеный из «Тридцатого уничтожить!» – вот роль, с которой у поклонников в первую очередь ассоциируется актёр Игорь Ливанов – и это несмотря на то, что фильм, мягко скажем, был посредственным. И тем не менее он принёс Ливанову огромную популярность. Игоря

29 май 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2537 от 29 май 2009
79a972c41b26caa960235a260bd08c14.jpg


Бешеный из «Тридцатого уничтожить!» – вот роль, с которой у поклонников в первую очередь ассоциируется актёр Игорь Ливанов – и это несмотря на то, что фильм, мягко скажем, был посредственным. И тем не менее он принёс Ливанову огромную популярность. Игоря Евгеньевича и самого это удивляет…

- В начале 90-х появилась целая серия таких фильмов, «Тридцатого уничтожить!» ничем не выделялся… И тем не менее именно его сегодня кто-то называет культовым. Я так не думаю, кино посредственное, режиссёр и сценарий тоже. Как так вышло, что из всего этого получилось нечто, привлекающее публику, - парадокс. Бывает ведь и наоборот: режиссёр – гений, сценарий блистательный, состав отменный, а кино проходит мимо зрителя…

Думаю, Бешеный просто пришёлся ко времени – к чувству оскорблённого патриотизма, к смутным годам перестройки общества…

Я ведь до Бешеного снимался лет 20, для меня это не самая любимая работа. «Пьеса для пассажира» куда интереснее или «Империя под ударом»…

- Может быть, сейчас востребован такой герой, как Бешеный?

- Безусловно. Я выстраивал его без участия режиссёра, скажу честно – как человека из толпы, как одного из миллионов. Просто поставленного в такие условия, когда надо выживать. Он не отличается накачанной мышечной массой (это сразу бы дистанцировало его от народа), не супергерой, он – один из… И совершает те поступки, которые обязан совершить в борьбе за правое дело, за справедливость… Возможно, это и сделало Бешеного таким популярным. Есть у меня друг, знаменитый спортсмен. Он сказал мне: «Я сделал свой выбор в пользу спорта после фильмов о Бешеном». Вот ради этого, наверное, мы и живём вообще, не сочтите за красивые слова.

- Во Владивосток вы приехали с антрепризной комедией «Клинический случай». Вы давно обнаружили в себе комедийное начало?

- Всегда знал, что могу играть комедию. И люблю!

- Но в кино вы…

- Это кино виновато, оно работает на штампах, видит так, как увидел актёра самый первый режиссёр, эксплуатирует образ. Вот и помнят меня как Бешеного в первую очередь…

Но мне грех жаловаться, у меня были роли разные, во всех жанрах поиграл. И никогда не расставляю приоритеты. Если сценарий интересный - играю! Смотрю, конечно, кто автор, кто режиссёр…

Вот «Клинический случай». Рэй Куни – великолепный автор, его имя – знак качества, он лучший в мире комедиограф, изящный, не скатывающийся в пошлость. И режиссёр у нас был отличный – Роман Шульман. Я с ним уже второй раз работаю, и мне очень нравится. И партнёры у меня подобрались прекрасные, мы с Ромой Мадяновым никогда не повторяемся, каждый раз играем чуть-чуть другой спектакль. С Сергеем Степанченко, кстати, который тоже играет доктора Бонни, у нас получается совсем другая постановка. Не хуже и не лучше, просто другая.

- А в докторе Мортимере, вашем герое в «Клиническом случае», что-то родственное себе находите?

- Чувство юмора разве что. Или немного авантюризма… А вообще это абсолютно не я. Как и мой герой в «Пьесе для пассажира», например. Я смотрел фильм и видел – не мои мысли, не мои поступки. Я играю в такого человека. Таких ролей у меня много – и думаю, что это неплохо.

- А кто из героев вам наиболее близок?

- Никольский из «На углу у Патриарших». Это я хожу по Москве, выполняю любимую работу и свой долг. Если бы я окончил, как когда-то хотел, юридический, я бы точно стал таким вот опер-уполномоченным.

- Наверняка вас любят милиционеры…

- Я дважды лауреат премии МВД – за «На углу у Патриарших» и «Империю под ударом», лично знаком с тремя министрами внутренних дел. Но суть не в этом. Есть в этой профессии кастовость, семейственность – все, кто принадлежит к ней, так или иначе являются своими. Так сложилось. Хорошо это или плохо, но это так.

- Волнуют ли вас в этом смысле происшествия, например, с майором Евсюковым, отношение общества к милиции?

- А как не волновать? Все проблемы наших правоохранительных органов – не от царской полиции, а от той, что родилась после революции и выполняла карательные функции, создавала лагеря, гнобила людей, лишая их достоинства… От ГПУ, словом. И бороться с имеющимся положением нужно не простой, а сокрушительной реформой.

У меня много друзей, которые вынуждены были уйти из органов, потому что они честные люди. Это большое несчастье для нашей страны. С таким столкнулись в прошлом веке Штаты и победили это зло. Попробуйте в США предложить полицейскому на дороге взятку… И что поразительно – наши люди становятся законопослушными, пересекая границу. Лично я ни за что не рискну проехать в той же Польше, а тем более в Штатах непристёгнутым. И уж тем более сесть за руль, выпив пару бокалов… Это в голову просто не придёт – ведь заранее известно, что будет, какие штрафы грозят, какие кары. И нам не надо изобретать велосипед, надо принимать подобные законы – и они начнут работать.

- Вы счастливый человек?

– Даже сотой части того, что я имею, достаточно, чтобы назвать себя счастливым человеком, а я ведь имею гораздо больше. У меня любимая работа, рядом любимые люди, сын растёт, полтора года пацану… Всё нормально!