Экстремальный экстремизм

Следственное управление Следственного комитета прокуратуры (СКП) направило в суд едва ли не первое в крае уголовное дело по статьям 280 и 282 УК РФ в отношении Александра КОМАРОВА, обвиняя его в разжигании национальной розни и публичных призывах к экстрем

20 май 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2531 от 20 май 2009

Следственное управление Следственного комитета прокуратуры (СКП) направило в суд едва ли не первое в крае уголовное дело по статьям 280 и 282 УК РФ в отношении Александра КОМАРОВА, обвиняя его в разжигании национальной розни и публичных призывах к экстремизму.

Александр Комаров – личность, как говорится, «широко известная в узких кругах» приморской политики. Позиционирующий себя как национал-патриот, этот 42-летний политик участвовал в ряде массовых мероприятий, таких как «Русский марш» и ему подобные, посещал «круглые столы» (где не обходилось без скандалов с «коллегами» по «национальному цеху») и был замечен в распространении политической литературы и агитационных материалов соответствующего содержания.

Однако грань между национальным патриотизмом и нацизмом (сопряжённым с расовой ненавистью) довольно тонка, а непосвящённым её и вовсе приходится разъяснять – тем более с учётом символики, применяемой русскими националистами. И данному уголовному делу особую пикантность придаёт тот факт, что нынешний подсудимый Александр Комаров – в прошлом сам сотрудник органов прокуратуры, то есть законодательство должен знать профессионально.

Тем не менее Александра Комарова сейчас обвиняют в том, что он в сети Интернет распространил статьи «Нападения скинов во Владивостоке», где, по выводам следствия, были «сведения, направленные на разжигание межнациональной ненависти», а также «высказывания и скрытые призывы, направленные на возбуждение национальной, расовой вражды и ненависти, а также призывы к действиям против лиц другой национальности» (цитата официального сообщения СУ СКП).

Кроме того, следствие вменяет Комарову в вину размещение на интернет-сайте сведений о книге «Библия скинхеда» и комментариев к ней. А ещё Комарова обвиняют в том, что он с некими «неустановленными лицами распространял на улицах города бумажные листовки со скрытыми призывами, направленными на возбуждение национальной ненависти и вражды».

Как неофициально прокомментировали сотрудники Центра по борьбе с экстремизмом (созданного осенью прошлого года по указу президента Дмитрия МЕДВЕДЕВА вместо расформированного тем же указом УБОПа), личность Александра Комарова им давно и хорошо известна наряду с личностью бывшего милиционера Дмитрия ДМИТРИЕВА (также активного участника национал-патриотической политической «тусовки», давно и плотно соперничавшего с Комаровым в вопросах «истинности идей» и лидерства в организации).

Деятельность Комарова отслеживалась сотрудниками Центра по борьбе с экстремизмом в рамках их служебных обязанностей и полномочий, с ним проводились профилактические беседы, но эффекта не возымели. И хотя во Владивостоке серьёзные преступления с участием так называемых скинхедов, к счастью, случаются не часто, а некоторые из них классифицируются и вовсе как банальное хулиганство без какой-либо политики, в данном случае у следствия нашлись основания предъявить обвиняемому Александру Комарову именно «националистические» и «экстремистские» статьи, до сих пор мало использовавшиеся в правоохранительной практике.

Кстати, в настоящее время в столице окончен судебный процесс над бандой скинхедов, в большинстве – несовершеннолетних, обвиняемых в нескольких жестоких убийствах лиц «неславянской» внешности и приговорённых к срокам лишения свободы от 3 до 10 лет. (Их жертвой стал наряду с прочими шахматист из Якутии.) А во Владивостоке в стадии расследования находится другое уголовное дело в отношении группы молодых людей, подозреваемых в убийстве гражданина Таджикистана, совершённом на почве национальной ненависти.

Кроме того, на счету местных скинхедов нападения на туристов (что даже в их среде считается «не по понятиям» – туристов-то за что?) и ряд фактов нападений, избиений или даже массовых драк с гражданами КНР и КНДР, а также неафишируемые стычки с так называемой антифой – экстремистски настроенными «антифашистами», которые тоже порой приводят к кровопролитию. В этом свете судебный процесс над Александром Комаровым (который остаётся на свободе) может стать знаковым: его единомышленники готовы усмотреть в суде повод для активизации своей деятельности, а правоохранительный блок может получить вполне наглядный пример куда более ярко выраженного экстремизма.