Комедия, «приятная во всех отношениях»

Несколько месяцев тому назад во Владивостоке стало известно, что «к нам едет ревизор». И вот на сцену академического театра имени Горького прибыл «Инкогнито из Петербурга» - полифоничный, яркий, изобретательный спектакль, брызжущий фантазией постановщика

6 май 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2524 от 6 май 2009
a6b5c92ab64db66e5fae7f22db7ff979.jpg


Несколько месяцев тому назад во Владивостоке стало известно, что «к нам едет ревизор». И вот на сцену академического театра имени Горького прибыл «Инкогнито из Петербурга» - полифоничный, яркий, изобретательный спектакль, брызжущий фантазией постановщика Ефима ЗВЕНЯЦКОГО и художника Владимира КОЛТУНОВА.

В «Инкогнито из Петербурга» «вместилась» не только комедия «Ревизор», но и другие гоголевские шедевры. В бешеном ритме несутся по сцене черти из фантасмагорических «Вечеров на хуторе близ Диканьки» и две большие крысы. В чёрных крылатках в стремительном беге пролетают персонажи в полумасках, напоминающие Гоголя, в глубине под красным абажуром склонились над ломберным столиком и не отвлеклись ни разу картёжники («Игроки»). Знаменитое колесо из «Мёртвых душ», над судьбой которого на уровне гамлетовского вопроса размышляют мужики, катает Хлестаков в сцене объяснения с Марьей Антоновной. А в финале звучит заливистый колокольчик и весело стучат копыта - это ли не «Русь-тройка»!

Начиная с первых сцен понятно, что привычного прочтения «Ревизора» не будет. Не будет и юного вертопраха Хлестакова, дрожащих как осиновый лист чиновников, толстобрюхих купцов и т.д. Будет непрезентабельная двухъярусная койка с прикрученным рукомойником, на которой лежат в спальных мешках два тощих голодных существа: барин и слуга. Будут жаркая парилка и по-хозяйски расположившиеся за столом распаренные чиновники в белых махровых халатах и нелепых головных уборах, а в огромном чане – голый Хлестаков, которого с умилением и подобострастием моют и массажируют юные прелестницы. Будет серебряный открытый автомобильчик, на котором торжественно въедет семейство городничего. Будет страшный по сути своей, очумевший танец под истошные крики «Горько!».

После дурацкого сватовства Хлестакова к Марье Антоновне закружатся два хоровода: один внутри другого, на бешеной скорости несущиеся в разные стороны, и в орбите хороводов городничий и Анна Андреевна, Хлестаков и Марья Антоновна, черти и крысы, «гоголи» и горожане... А в финале гламурная тусовка длинноногих светских львиц в коротких чёрных нарядах, роскошных шляпках и их мужей-чиновников, одетых по торжественному случаю в деловые визитки.


Будет совершенно неожиданный и блистательно сыгранный Александром СЛАВСКИМ Хлестаков. Спектакль можно по праву считать бенефисом актёра, настолько необычен, ярок и интересен он в роли гоголевского героя. Хлестаков Славского - фигура трагическая, вызывающая антипатию, жалость, удивление. Он немолод, его юные беззаботные годы из гоголевской пьесы далеко позади. Лысоватый, худой, давно утративший наив и розовые очки и успевший понять, что главная ценность в жизни - деньги. Он не легковерный пустышка, проживший неудачную и довольно длинную жизнь, и впереди ему не светит ничего. В окружении угоревших от водки и банного пара чиновников на редкость трезвый Хлестаков громко, отчётливо, осознанно, грозно, никак не по пьяни рассказывает о своих питерских триумфах. И вдруг в самом апофеозе рассказа – гром. Как кара небесная. Нет, не за ложь и фантазию, а за всю неправедную жизнь. И сразу скукоживается ставший маленькой куколкой Хлестаков, свёртывается калачиком и засыпает, убаюканный семейством городничего и прислугой. А с ним вместе засыпают и пьяные чиновники. И несётся над ними, над городом, над многострадальной Россией жуткий храп, больше похожий на свиное хрюканье.

Актёрски спектакль безусловно состоялся. Эпизод Хлестакова и Земляники (Владимир СЕРГИЯКОВ) может быть концертным номером, настолько мастерски он придуман и сыгран. Земляника - украинец с чуть заметным акцентом, одет в стилизованную черкеску с газырями и высокую папаху (привет от «Кубанских казаков»!). Он с явным удовольствием рассказывает о своих детях. Оба они с восторгом и упоением пьют пиво из огромного жбана, принесённого в саквояже Земляникой, разбавляя пиво горилкой из фляжки. А деньги, с которыми тяжело расстаётся Земляника, у него под папахой. Захмелев, от щедрости душевной он напяливает папаху на голову Хлестакова, и оба нестройно горланят на радостях «Реве та стогне Днипр широкий».

Моложав, подтянут, знающий себе цену городничий – Евгений ВЕЙГЕЛЬ. Суетлив, труслив, душевно мелок судья в исполнении Евгения ГОРЕНКО. Смешон долговязый к месту и не к месту демонстрирующий свою учёность Хлопов Сергея МИЛЛЕРА. Совершенно неожиданен Пётр Иванович Бобчинский. Александр ЗАПОРОЖЕЦ играет его раздражённым на весь мир и прежде всего на друга–врага Петра Ивановича Добчинского. Вообще пара Добчинского (Борис БЕЛЕБЕЗЬЕВ) и Бобчинского смотрится как Пат и Паташон - один едва дотягивает до подмышки другого.

Маленькая, капризная, своенравная и стервозная Анна Андреевна Ольги НАЛИТОВОЙ и её инфантильная дочурка-переросток (Наталья ПАВЛОВА) - законодательницы мод города, без конца меняющие пышные туалеты. Вообще о костюмах Андрея КЛИМОВА можно говорить и писать отдельно. Их очень много. Только чиновники переодеваются по нескольку раз в мундиры, халаты, визитки. Что уж говорить о городничем, о дамах, о массовке.

Вот такой непривычный и неожиданный «Ревизор» прибыл на сцену академической драмы. Наверное, спектакль вызовет споры, а это уже интересно. И что уж греха таить, все знают, как не любит читать большинство наших школьников классику, как далека от них гоголевская комедия. И помимо явного зрительского удовольствия от увиденного на сцене, может быть, дети наши поймут притягательность, силу и очарование великой пьесы великого автора.