Паперть помолодела

С приходом весны и тёплых дней в городе резко увеличилось число уличных попрошаек. Возможно, во всём виноват тот самый злобный экономический кризис, а может, что-то иное, о чём любой прохожий многозначительно промолчит, полагаясь на известную народную муд

6 май 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2524 от 6 май 2009

С приходом весны и тёплых дней в городе резко увеличилось число уличных попрошаек. Возможно, во всём виноват тот самый злобный экономический кризис, а может, что-то иное, о чём любой прохожий многозначительно промолчит, полагаясь на известную народную мудрость: «От тюрьмы и от сумы не зарекайся». Но когда на паперти стоят не малоимущие и калеки, а дети, то невольно задумаешься: бизнес это или трагедия?

Проверенный метод – дети на улице – срабатывает безотказно. Ведь как раз сейчас узбекские и молдавские цыгане выходят на промысел, и даже малыш, который едва научился держаться на ногах, знает, как надо взглянуть на прохожего и протянуть ручку, чтобы в кулачке оказалась звонкая монетка, бумажка достоинством в десять рублей, а то и более того, или желанная конфетка. Эта наука впитывается вместе с материнским молоком.

Но россиян легко вычленить из общего числа. И если цыгане оккупировали центральную часть города и самые хлебные районы, то остальные появляются у ларьков, магазинов и на продуктовых рынках. Да и просят в основном мелочь: кому-то не хватает на пиво, проезд, еду… В минувшие выходные подметила тенденцию, что контингент попрошаек заметно помолодел.

- Тётя, купите, пожалуйста, килограмм риса, - неожиданно прервал ход моих мыслей парень лет 9-10. – Очень есть хочется, - прибавил он для пущей убедительности. В это время я стояла в очереди за хлебом и предложила ребёнку взамен крупы вкусную выпечку. Но он выбрал кирпичик подольского. Надо было видеть, как светились от счастья его глаза. Между тем его друг по несчастью рассматривал пирожное.

- Можно мне вон то, с белой розочкой, - несмело попросил он людей в очереди.

Народ безмолвствовал, и только пожилая женщина предложила подростку булочку. Своё обещание она сдержала, но ребёнок исчез, и женщина с угощением долго разыскивала его на рынке. Не проследила, чем закончилось дело, так как увидела, как в соседнем отделе такой же Гаврош покупал конфеты. Денег едва хватило на две штучки, которые моментально растаяли во рту. Я не удержалась и, расспросив продавца, что именно приобретал юный покупатель, попросила взвесить именно таких же конфет, а потом протянула мальчугану сладкий предмет его мечты. Хорошо помню, как в моём детстве для нас, ребятни, у взрослых всегда находилась конфетка или леденец на палочке.

Это только несколько эпизодов, которые произошли всего в один день. Или я столь невнимательна, или ситуация изменилась - из 30 бродяжек, которых я встретила в выходной, заметьте, не у церкви, 13 ребятишек. Вроде бы и голода нет, тогда что происходит? В городе нашенском бум бродяг и никому до этого нет дела или это привычная ситуация? Я считаю, что она не должна становиться непреложной истиной.