Агония великого и могучего

Отборочный тур конкурса красоты был в самом разгаре. Очередная претендентка, стоя перед жюри, застенчиво признавалась: «Я… ээээ… очень весёлый человек…ээээ… увлекаюсь танцами…ээээ…». Череде девочек тусклых, не умеющих подчеркнуть яркость внешности столь ж

15 апр. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2513 от 15 апр. 2009

Отборочный тур конкурса красоты был в самом разгаре. Очередная претендентка, стоя перед жюри, застенчиво признавалась: «Я… ээээ… очень весёлый человек…ээээ… увлекаюсь танцами…ээээ…». Череде девочек тусклых, не умеющих подчеркнуть яркость внешности столь же красивой, эффектной, грамотной речью, казалось, не будет конца.

Что поразительно – столь же унылыми оказались и несколько студенток факультета журналистики… И никуда не денешься – от сотен претенденток мысли унеслись в совершенно другом направлении…

Скажите, читатель, а вы тоже заметили, что неожиданно выросло целое поколение неговорящих? Людей, чей лексикон если и богаче знаменитого набора Эллочки-людоедки, то ненамного? Откуда они взялись – девочки, которые не в состоянии проявить свою индивидуальность, потому что у них нет в голове нужных слов? Мальчики, которые оперируют в основном междометиями и матом? Кто они, эти люди, которые для описания восторга обойдутся воплями «Вау!» и «Супер!», а для всех остальных случаев используют фразу «Ну пипец!»?

Как ни печально, они – плоды учёбы в нашей «постоянно улучшающейся благодаря реформированию российской школе». Они – наши с вами дети. Дети, которым мы не успевали в погоне за хлебом насущным почитать книги. Которых отдали на откуп теле– и киноэфиру… А теперь получили назад. Людоедов племени мумба-юмбо. С эмоциональным диапазоном как у зубочистки и словарным набором такой же обширности.

Заметьте, телеэфир быстро уловил тенденцию. Телеканалы, старательно окучивающие молодую аудиторию, выдают для неё продукцию на понятном языке. Посмотрите интереса ради сериалы «Универ» и «Любовь на районе» (про проект «Дом-2» даже упоминать смысла нет, герои этого парадоксального произведения вообще говорить не умеют). Изрядно обогатитесь лексиконом шпаны, уголовной малины, на котором деловито общаются меж собой герои этих «произведений». Или возьмите в прокате фильм «Любовь в большом городе» и прислушайтесь к речи героя Вилле Хаапасало. «Паходу», «типа», «пипец», «нипонил», «сблеванул»… Браво, авторы сценария, вы уловили тенденцию.

Нет никакого смысла заламывать руки и говорить о великом и могучем… Великий и могучий умер. Его давно убили, а то, что осталось, в корчах и агонии погибает на наших глазах. Скоро эти дети, чьи мозги не умеют работать, чей язык не в состоянии связать трёх слов, придут в газеты, в госконторы, в бизнес, во власть. Они уже там, собственно говоря. И, мучительно наморщив ум, выжимают из себя фразы, пытаясь передать чувства, эмоции, ощущения. Но в воздух, на бумагу выходят лишь жёваные, казённые, картонные фразы…

Полноте, скажут мне читатели, так ли всё плохо? Ведь наверняка вам приходилось встречаться и с другими молодыми людьми – теми, кто читает, развивает речь, избегает сорных слов? Да, приходилось. Но, увы, всё реже и реже…