Сели – встали

Несколько лет я писал о зоне особого режима, где отбывают наказание те, кто совершил жуткие преступления, лишил жизни не одного человека. Тогда бросился в глаза совсем не «тамошний» паренёк лет двадцати. Выяснилось, что свои семь лет он отбывает как рецид

14 апр. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2512 от 14 апр. 2009

Несколько лет я писал о зоне особого режима, где отбывают наказание те, кто совершил жуткие преступления, лишил жизни не одного человека. Тогда бросился в глаза совсем не «тамошний» паренёк лет двадцати. Выяснилось, что свои семь лет он отбывает как рецидивист. Первый раз украл триста рублей, условный срок дали. Второй раз – 600, получил на полную катушку.

Пацан, конечно, виноват: воровать нехорошо, но всё познаётся в сравнении. Например, недавний приговор в отношении группы членов «николаевской» команды – вице-мэра прежней администрации Алана БУДАЕВА сотоварищи. Нанеся бюджету города ущерб в 150 млн руб., они получили всего лишь условные сроки наказания. Почти как в известном высказывании: «Если ты украдёшь доллар, то тебя посадят в тюрьму, а украдёшь железную дорогу – выберут в сенат».

Кстати, о сенаторах, депутатах и прочих «больших людях». Началось всё гораздо раньше и не у нас. В 2001 году Мосгорсуд приговорил бывшего министра юстиции РФ Валентина КОВАЛЁВА к 9 годам лишения свободы УСЛОВНО за хищение – на пару со своим помощником Андреем МАКСИМОВЫМ 1,3 млрд руб. и взяточничество. Помощник получил шесть «условных» лет. Бывший министр приехал в суд на зачтение приговора без вещей – настолько был уверен, что останется на свободе. Ещё один штрих: экс-министр даже памятник на могиле матери установил за казённый счёт…

Потом дошло и до «самых до окраин». Сначала – повальные аресты и обыски, лишение должностей, громкие фамилии – вице-губернаторы Владимир РОЗЕНБЕРГ, Борис ГЕЛЬЦЕР, сенатор Игорь ИВАНОВ, чиновники «николаевской» мэрии, незаконно распродававшие городскую недвижимость, депутаты… Здесь кому как повезло. Одним удалось скрыться за пределами России, а для этого ведь и деньги немалые нужны, и предварительная осведомлённость о том, что беглеца ждёт. Другие сели. Третьим – всё те же условные сроки, причём чем выше ущерб, тем «смешнее» срок. Причинил Борис Гельцер ущерб казне края на сумму более 12 млн руб., получил 3,3 года лишения свободы условно. Поднапрягся, и срок скостили до шести условных месяцев.

Самое интересное, что, как правило, в таких приговорах есть приписка, что этих господ лишают права работать на государственных или муниципальных должностях на 2-3 года. То есть отбыл условный срок за «нанесение ущерба бюджету», растрату, взятки или прямое воровство, и пожалуйста – путь к «кормушке» открыт!

Тогда, несколько лет назад, глядя в глаза пацана, получившего «недетский» срок за кражу нескольких сотен рублей, я не мог понять, чего добивается государство в данном конкретном случае. Вряд ли такое наказание исправит парня, а вот то, что сломает, затянет в криминальную среду, – практически наверняка. Необъяснима и логика условных приговоров. Ну разве что с точки зрения «расейской» традиции… Только вот в Китае тоже такая традиция многие века наблюдалась. Сейчас подверженных этой традиции в Китае прилюдно казнят. Видно, понимают, что казнокрадство и взяточничество ничего хорошего для государства, настроенного на серьёзную перспективу, не сулят. А у нас – свой путь: за украденное ведро – в тюрьму, за украденный миллиард – в худшем случае условное наказание.