«Вшивый» супчик

Сэкономить на еде в зарубежной поездке несложно, но это грозит серьёзными проблемами для здоровья. Например, даже в такой популярной у туристов стране, как Таиланд, несмотря на широкую сеть отличных кафе и ресторанов, можно «подцепить» и желудочно-кишечны

3 апр. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2507 от 3 апр. 2009

Сэкономить на еде в зарубежной поездке несложно, но это грозит серьёзными проблемами для здоровья. Например, даже в такой популярной у туристов стране, как Таиланд, несмотря на широкую сеть отличных кафе и ресторанов, можно «подцепить» и желудочно-кишечные, и другие заразные болезни.

И всё это потому, что в дешёвом тайском «общепите» и на улице работают в основном гастарбайтеры из Бирмы, Лаоса, Камбоджи, в большинстве своём страдающие вшами, чесоткой, псориазом и, возможно, иными заболеваниями, на первый взгляд неразличимыми.

Такой информации, разумеется, нет, да и не может быть в путеводителях, но я лично в этом убедилась, прожив в Таиланде почти три года, а последние четыре месяца – в иммиграционном центре Бангкока, бок о бок с женщинами из Индокитая, с тысячами гастарбайтерш, поток которых ежедневно обновляется. Любимое занятие азиаток - выдавливание вшей друг у друга. И делали они это абсолютно все, кроме беженцев из Китая, Африки, Индии и туристов, просрочивших визу. Однако избежать заражения вшами довольно сложно, потому что контакт между соседями по «камере» очень тесный.

В «камере», а называют эту небольшую комнату в иммигрейшн – гит, находится единовременно 200-300 женщин, в том числе с грудными детьми и беременные. Не советую туда попадать. Вместе с гастарбайтершами в бангкокский иммигрейшн попадают проститутки, нищие-попрошайки, калеки – опять же из соседних стран. Чем они могут болеть, остаётся только догадываться. А спят 300 человек вповалку, прямо друг на друге – ногами и руками, по крайней мере.

Отгородиться от этого океана тел удаётся – не без помощи полиции – только беженцам, от двух до шести лет ожидающим отправки в Америку или северную Европу, а также туристам. Говорят, что до меня была одна русская, которая с бирманцами и лаосскими женщинами даже дралась… Но это ненужная крайность, потому что все вопросы можно решить с полицией.

Женщины Индокитая в иммиграционном центре не моются, просто не считают, наверное, нужным. Администрация выдаёт им мыло и шампунь, но они увозят это домой, возможно, на продажу, охотно воруют у соседей по «камере» - тех, кто зазевался. Вместо мытья они счёсывают грязь с тела десятибатовой монетой (размером примерно с нашу пятирублёвую. – Прим. ред.) или просто чешут ноги, руки, спину обычной расчёской для волос, почерневшей от этого милого занятия.

Смотреть на всё это невыносимо, и я вызывала для чешущихся врача, после чего в гит делали генеральную уборку, а больных чесоткой быстро отправляли на родину.

Есть ещё одна неприятность: у женщин из слаборазвитых стран тотально выпадают волосы – чёрные и длинные. А теперь представьте этих женщин на общепитовских кухнях, причём без головных уборов – я сама видела. Волосы точно попадают в еду, а могут попасть туда и вши с их эмбрионами-гнидами. Санитарных сертификатов ни у кого, конечно, нет по причине бедности, точно так же, как нет загранпаспортов и визы. Рабочие из соседних стран пересекают границы королевства без документов, благо это можно сделать пешком.

По моим наблюдениям, существует система использования дешёвой рабочей силы в сельском хозяйстве, на стройках и в пищевой промышленности Таиланда. Безвизовые гастарбайтеры отрабатывают в королевстве несколько месяцев, затем их помещают в иммигрейшн, а через три – пять дней бесплатно отвозят на приграничные пункты. Очень скоро эти рабочие вновь возвращаются в Таиланд, проделывая тот же путь по кругу множество раз – такая у них работа. Я своими глазами видела в иммигрейшн не один раз вернувшихся женщин.

Количество низкооплачиваемых, мигрирующих по территории Таиланда исчисляется, наверное, миллионами, потому что кроме бангкокского иммиграционного центра подобные есть во всех провинциях. И значительная часть из этих миллионов кормит туристов. Вот почему нам, россиянам, необходимо спрашивать у гидов, кто готовил еду, кто работает на кухне кафе или ресторана. У тайских поварих можно есть, в их аккуратности сомнения нет. К услугам российских туристов – узбекские рестораны. А лучше бы проявлять бизнес-инициативу и время от времени радовать Таиланд нашей, русской кухней, на мой вкус – лучшей в мире.