Дон Жуан в Египте, или История владивостокского «Балаганчика»

Весной 1919 года во Владивостоке с большим успехом прошли пьесы Гумилёва «Дон Жуан в Египте» и Ростана «Два Пьеро». Спектакли давались в только что открытом «Балаганчике». Появление в нашем городе 90 лет назад этого театра-студии (или клуба, как его ещё н

3 апр. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2507 от 3 апр. 2009
3fd6cac3d7f46c67b14ce1f9b4d11494.jpg


Весной 1919 года во Владивостоке с большим успехом прошли пьесы Гумилёва «Дон Жуан в Египте» и Ростана «Два Пьеро». Спектакли давались в только что открытом «Балаганчике».

Появление в нашем городе 90 лет назад этого театра-студии (или клуба, как его ещё называли) стало заметным событием в литературно-художественной жизни российского Дальнего Востока. И вот почему. Во-первых, «Балаганчик» собрал под одной крышей талантливых художников, литераторов, артистов. А во-вторых, он стал местом, где не утихали творческие, а подчас и городские страсти в годы Гражданской войны и интервенции.

После Февральской революции 1917 г. во Владивостоке появилось немало поэтов и писателей, представляющих различные тенденции и направления в литературе, искусстве. Так, здесь можно было встретить поэта-революционера Александра Богданова, лично знавшего вождя мирового пролетариата, вернувшегося из ссылки Сергея Алымова и демобилизовавшегося из армии Николая Асеева. В нашем городе также обосновались поэт Сергей Третьяков, художник и поэт-футурист Давид Бурлюк, друг Владимира Маяковского, поэт и публицист Венедикт Март (Матвеев), пробыл некоторое время Арсений Несмелов.

Объединившись все вместе – художники, литераторы, артисты, они создали общество «Творчество», которое и родило «Балаганчик».

«Театру присвоено название «Балаганчик» по имени первой лирической драмы Александра Блока – родоначальника этого стиля в русском искусстве, - сообщала газета «Далёкая окраина» в начале 1919 г. – Названием этим организаторы хотят с первых же шагов указать публике и критике… на связь чистого искусства и приличества, на необходимую родственность лирики с простейшими душевными эмоциями, искажёнными и усложнёнными до неузнаваемости громоздкостью современных театральных зрелищ». Таким образом, во Владивостоке открылся театр-студия новых традиций.

Помещение «Балаганчика» тоже было необычным. Он разместился на ул. Светланской, в подвальной части театра «Золотой Рог» (ныне это Приморская краевая филармония). Вот как вспоминал об этом Николай Асеев: «Мы начали с того, что достали мрачный сырой подвал, провели сами в него электричество и купили на все наши деньги китайского ситцу с огромными алыми маками по зелёному фону. Им мы обили стены нашего подвала. Потом создали подмостки…». Рекламируя новый театр-студию, Н. Асеев приглашал:

Скорее в «Балаганчик» идите,
Кто жизнь свою с песней связал.
Протянуты нежные нити
От звёзд в этот маленький зал.

Около двух лет продолжалась весьма насыщенная деятельность «Балаганчика». Здесь устраивались вечера поэзии, всевозможные лектории, концерты, давались спектакли. Но, пожалуй, самыми популярными наряду со спектаклями были многочисленные конкурсы. Так, в начале 1920 г. архитектурный конкурс, устроенный в этих стенах, имел цель разработать проект памятника борцам за свободу, павшим в период первой русской революции, его предполагалось установить над братской могилой на Вокзальной площади Владивостока. А результатом конкурса поэтов и композиторов должен был стать гимн «Первое мая».

Местная пресса частенько критиковала работу «Балаганчика» за неразборчивость репертуара, за засилье спекулянтов на концертах и представлениях, за футуристический подход к искусству, тем не менее местечко это пользовалось огромной популярностью. Благодаря свободе общения и разнообразию интересов каждый находил здесь то, что искал. Сейчас в бывшем помещении «Балаганчика», на Светланской, 13, – кафешантан «Порто-Франко».