Под крышей шапито

Как, наверное, многие, во Владивосток я попала ребёнком – с родителями. Мне было три года. Мы поселились на улице Уткинской в доме № 8, примыкающем к кондитерской фабрике. Этому дому очень много лет. Жили в нём бедно, но дружно. Все друг друга знали, все

20 март 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2499 от 20 март 2009
2e34dbcc85800672843d8f6bc826fc58.jpg

Как, наверное, многие, во Владивосток я попала ребёнком – с родителями. Мне было три года. Мы поселились на улице Уткинской в доме № 8, примыкающем к кондитерской фабрике. Этому дому очень много лет. Жили в нём бедно, но дружно.

Все друг друга знали, все здоровались. Рядом была кондитерская фабрика, царство грёз. Мы, детвора, подходили к её окнам и вдыхали аромат сладостей. Иногда нам в окошко работники давали пряник-другой. Мы делили их по крошечкам, ели не спеша. Конечно, для работников фабрики это был огромный риск, но разве не дрогнет сердце при виде голодных детей?

В нашем доме жили в основном работники порта и железной дороги. На третьем этаже жила Лидия Денисова, очень красивая женщина, она потом много лет проработала на телевидении. Её красота была похожа на красоту Людмилы Целиковской. Кроме того, Лида была отличной портнихой, и к ней со всего города приезжали заказчицы, которые хотели быть модными и красивыми.

Через дорогу от нас, чуть выше – ближе к Океанскому проспекту, стоял дом, которым мы все любовались – такой он был ухоженный, окружённый деревьями, цветами. В нём жил известный в городе портной Эпштейн. Позже дом снесли, на его месте сейчас травмпункт. А жаль, этот дом был украшением улицы!

Прямо напротив нашего дома стояли три одинаковых здания, которые строили пленные японцы. Мы, дети, наблюдали за ними с огромным интересом и очень хотели подойти, но нас не подпускали охранники. Японцы были в одинаковых зелёных робах и таких же рукавицах, глядя на нас, они улыбались и что-то говорили друг другу. В одном из этих домов поселились артисты театра имени Горького Герман Апитин и его жена Людмила Пенязик. С Людмилой мы часто ходили в цирк, достать туда билеты было невозможно, зал шапито всегда был набит до отказа, но так как мой отец делал рекламные плакаты и украшения для цирка, билеты у нас были. Отец подходил к рекламе с выдумкой. Помню, когда к нам приехал Валентин Филатов, при входе в цирк, наверху, были выставлены фигуры медведей, которые распиливали бревно. Всё это двигалось, вокруг горели огни… Во время антракта зрители выходили из цирка в сквер, дышали воздухом, любовались цветами.

Кстати, рекламные щиты тогда были и на трамваях – на крыше, они были цветными и яркими, а по ночам подсвечивались лампочками.

Моя мама работала в цирке ветврачом, лечила животных – ей были благодарны такие знаменитости, как Запашные и Маргарита Назарова. Разумеется, они с отцом знакомились с артистами, которые к нам приезжали, например, с Олегом Поповым, артистом Кио. У них даже фотографии сохранились, которые я и хочу показать…