Краб деда напугал

Всё моё детство прошло в доме №16а на Первой Морской улице, построенном в 1939 году. Собственно говоря, в этом доме я живу до сих пор, называю его «маленькой Родиной». Он и правда невелик. В доме было всего 12 квартир, жили дружно. В снежные зимы все – и

20 март 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2499 от 20 март 2009

Всё моё детство прошло в доме №16а на Первой Морской улице, построенном в 1939 году. Собственно говоря, в этом доме я живу до сих пор, называю его «маленькой Родиной». Он и правда невелик. В доме было всего 12 квартир, жили дружно. В снежные зимы все – и дети, и взрослые, надев шаровары и валенки, выходили с санками на улицу и скатывались вниз от 13-й школы (где я училась) прямо к проходной завода «Металлист». Машин в те времена было мало, а уж вечером – так тем более. Справа от проходной завода зимой заливали небольшой каток, туда после школы сбегалась вся детвора. Недалеко был и клуб завода, в котором я посмотрела знаменитый фильм «Тарзан»!

[photo:11072:p:]

[photo:11053:p:]
В 1952 году, вскоре после того как на остров Кунашир обрушилось цунами, во Владивосток морем привезли тех, кто успел спастись, и разместили в клубе «Металлиста». Жители окрестных улиц – и не только, – узнав об этом, собирали вещи, продукты, кто что мог, и несли в клуб.

О знаменитом Семёновском базаре в письмах, которые вы публикуете, уже писали много. Нам, владивостокцам, благодаря этому базару удавалось питаться экзотическими морепродуктами, чему сильно удивлялись приезжие! Помню, в 1951 году к нам из Красноярского края приехали погостить дедушка с бабушкой. Дедушка Тимофей Семёнович, 1881 года рождения, был очень колоритной внешности: окладистая борода, сибирский говорок. Вечером, когда старики уже легли, пришёл папа и принёс купленного на Семёновском базаре краба. Положил на стол. Краб стал оттаивать и шевелить щупальцами. В это время в кухню зашёл дедушка. Он увидел краба, испугался, стал будить бабушку и громко причитать, что в квартиру заползло чудовище. После того как всё выяснилось, дед с опаской пробовал краба, то и дело приговаривая: «Ну, язви его в душу!».

Мои тётушки жили в Куперовой Пади, примерно за нынешним гипермаркетом, там по обе стороны улицы стояли одно-двухэтажные домишки с утопающими в зелени и цветах палисадниками. Во многих дворах держали кур, свиней. В гости к тёткам мы ходили через Покровский парк, и мне он казался густым лесом с высоченными деревьями. В то время на входе в парке стояла статуя Ленина, а там, где нынче хозяйственные постройки храма, была танцплощадка. На выходе из парка – в сторону Куперовки – была летняя эстрада с деревянными скамейками. Там проходили концерты. Рядом с эстрадой стояла статуя Сталина, которая позже оттуда «испарилась».

[photo:11071:p:]

[photo:11065:p:]
Также часто мы ходили гулять в Железнодорожный парк на улице Садовой – потом на его месте построили городскую клиническую больницу № 1. Парк был меньше Покровского, но там тоже были эстрада, аттракционы, киоски, танцевальная площадка и дивный вид на Амурский залив.

Кстати, до сих пор растут два дерева, которые посадил мой дед у дома №13 на Партизанском проспекте. Это было в 1955 году. Тогда в этом месте (рядом с шахматным клубом) стоял одноэтажный барак, в котором жили наши родственники. Смотреть на эти деревья – всё равно что на живую историю. Я привожу сюда своих внуков и говорю им: «Это посадил ваш прапрадед!». Я очень люблю родной Владивосток, эту любовь мы с мужем передали нашим сыновьям…