Пора высовываться!

Специалисты, работающие в сфере защиты прав потребителей, не первый раз сталкиваются с такой «национальной особенностью»: многие потребители готовы защищать свои права исключительно анонимно и с помощью телефона. Как только дело доходит до «пойдите», «нап

12 март 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2494 от 12 март 2009

«Прямая линия», которую в редакции «В» проводила специалист по вопросам защиты прав потребителей департамента лицензирования администрации Приморского края Нина ЗАБЕГАЕВА, была в самом разгаре, когда раздался этот звонок…

- На рынке на Рабочей весы в киосках стоят так, что покупателю вес не видно! – голос звонящего был преисполнен праведного гнева.

- Это, безусловно, нарушение, - согласилась Нина Геннадьевна. – Для того чтобы контролирующие органы пришли на рынок с проверкой и обязали владельцев киосков устранить нарушение, вам нужно написать заявление и отправить его…

- Написа-а-ать? – в голосе на той стороне трубки проявилось отсутствие энтузиазма. – Ну ясно. Значит, это бесполезно… Я напишу, а потом ко мне придут и по голове настучат… Там же у них всё повязано… Нет, не стану связываться…

Трубку повесили. Нина Геннадьевна не удивилась. Специалисты, работающие в сфере защиты прав потребителей, не первый раз сталкиваются с такой «национальной особенностью»: многие потребители готовы защищать свои права исключительно анонимно и с помощью телефона. Как только дело доходит до «пойдите», «напишите заявление», «обратитесь в отдел…», люди разочарованно бурчат и предпочитают оставаться в стороне, выдвигая самые разные резоны – от «нет у меня времени» до маниакального «там у НИХ всё повязано, и мне же хуже будет». У кого – «у НИХ», как правило, не объясняется, в ход пускаются примеры из сериалов а-ля «Менты» или сводок криминальной хроники…

С желанием «а пусть мои права защищает кто угодно, но не я сам» сталкиваются и журналисты. После выхода материала о чудо-пылесосе мне несколько раз звонили люди, попавшиеся на эту удочку, и интересовались, как я намерена действовать, чтобы они могли вернуть свои деньги. Услышав в ответ: «Для начала вы должны пойти в отдел по защите прав потребителей, получить консультацию и действовать так, как вам посоветуют», звонившие недовольно бурчали: «Ну так надо же идти, чего-то писать… А вы не можете это сделать? Ну или подскажите, кому мне позвонить, чтобы…».

Удивительно! Словно и не научили нас последние 15 лет тому, что спасение утопающих – дело рук исключительно самих утопающих. И что защита прав потребителя начинается там и тогда, где сам потребитель проявляет настойчивость, силу воли, самоуважение и желание защищать себя и свои собственные неотъемлемые права. А не там, где некто, желающий остаться анонимным, подходит к телефону и говорит: «Вот там-то и там-то меня обидели, но я для своей защиты ничего делать не хочу, подите-ка вы и защитите меня. Но моё имя не называйте. Как бы чего не вышло».

Это самое «какбычегоне», конечно, заложено в нас годами – и жизни в СССР, и уж тем более после. Не высовываться нас хорошо учили, старательно. Но жизнь меняется, сегодня она такова, что высовываться надо. Надо идти в суд, надо писать заявления, надо – самому или с помощью юристов – добиваться справедливости… Да, сто к одному, что это будет очень нелегко. Но ведь для себя же!..

P.S. Подробный отчёт о «Прямой линии» по защите прав потребителей читайте на следующей неделе.