Грустный Оленевод

Когда-то в посёлок Оленевод Надеждинского района каждое утро автобусы привозили людей из соседних деревень и сёл на работу. До 1998 года за что бы ни брался дружный коллектив местного совхоза-миллионера – всё приносило доход: и олени, и норки, и кролики,

26 февр. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2487 от 26 февр. 2009
b34a8a421f0ffcc6f1e18a062941b4b3.jpg

Когда-то в посёлок Оленевод Надеждинского района каждое утро автобусы привозили людей из соседних деревень и сёл на работу. До 1998 года за что бы ни брался дружный коллектив местного совхоза-миллионера – всё приносило доход: и олени, и норки, и кролики, и коровы, и даже лисы.

Совхоз «Кедровский» торговал пушниной со всем миром, но в начале 2000-х годов был продан в частную собственность вместе с коммунальными сетями, скважинами и прочим скарбом.

Давно уже нет в Оленеводе ни оленей, ни оленеводов, ни всего остального, что давало прибыль совхозу и предприятиям, а людям – хорошую зарплату и уверенность в завтрашнем дне.

В феврале 2009 года корреспонденты «В» застали в посёлке грустную картину выживания местного населения в непростых условиях приморской глубинки.

Вода с тройной оплатой

– Я как выйду на улицу, пройдусь по посёлку, сразу вспоминаю песню «Враги сожгли родную хату», – баба Катя грустно смотрит на меня своими светлыми глазами и горько вздыхает. – Разрушить такое крепкое хозяйство – это ж как надо было постараться! Да разве о такой жизни для своих детей и внуков мечтали мы с мужем когда-то?

Екатерине Даниловне САФОНОВОЙ сейчас 67 лет. Здесь, в Оленеводе, прошла вся её жизнь, здесь она вышла замуж, родила и воспитала шестерых детей, теперь подрастают внуки и правнуки. Муж работал на тракторе, а она и в коровнике, и «на лисах, и на норках, и на кроликах».

Жизнь в Оленеводе лучше не становится. Теперь вот и с водой проблема возникла – колонка находится так далеко от дома, что старому человеку принести воды – дело непростое. Кроме того, в колонке набираешь третье ведро – вода течёт уже с глиной, её надо потом ещё три дня отстаивать. Баба Катя вытаскивает из сумочки квитанции:

– Получается, я плачу за воду трижды: по квитанции, потом кого-то нанимаю, чтобы принёс мне из колонки (когда 15 рублей отдам за один бидон, когда больше). И третий раз – воду для питья покупаем в магазине, потому что из колонки течёт мутная. Самое обидное – есть же выход. Наши трубы лежат здесь же, землёй засыпаны и заварены. Надо только раскопать и поставить колонку на месте стыка.

В посёлке это предложение давно обсудили и одобрили между собой все соседи, но баба Катя подозревает, что ей и десяткам проживающих рядом людей придётся долго ждать у моря погоды.

Надо сказать, если за условно чистой водой людям приходится ходить далеко, то канализационные стоки в некоторых домах с коммунальными услугами бегут прямо в подвалы. Например, в доме на улице Шоссейной подвалы по колено заполнены канализационными стоками. Даже сейчас, когда на улице холодно, из подвала несёт далеко не свежим морозным запахом.

– Что вы, зимой ещё терпимо, – машет рукой Наталья, которая живёт вместе с семьёй на первом этаже. – А летом – мало того что вонь, так ещё комары и блохи одолевают. Брызгаем дихлофосом, покупаем в аптеке спецсредства для мытья полов, полынь разбрасываем – и всё равно ходим покусанные.

Кругом одни кредиты

...О том, что жители чувствуют себя обделёнными и ущемлёнными, они говорили нам не один раз. И поводов для этого достаточно. Например, в этом году почта стала работать три дня в неделю с 10.30 до 12.30.

Почтальона Валентину ПРАДИЙЧУК мы встретили, когда она направлялась вручить адресату корреспонденцию.

– Наше начальство считает, что объём работ у нас небольшой, – объяснила она нововведения на почте. – Но это совершенно не так. Им невыгодно, получается, содержать штат, говорят, что расходы большие и мы сами себя не окупаем. Сократили на полставки начальника и почтальона, и мы работаем сейчас не по полдня ежедневно, а через день полный рабочий день.

Зарплата сейчас у почтальона 3500 руб., у начальника – 4500. Скажите, как на такие деньги можно прожить? Благо я уже пенсионерка, всё-таки ещё и пенсия. Я всю жизнь проработала начальником нашего почтового отделения, вижу, что сейчас объём работы огромный: столько платежей, многие люди взяли кредиты.

Нам неудобно в таком режиме работать, а людям ещё неудобнее. Где им оплачивать платежи? Кто-то едет на работу в город, там оплачивает, другие передают со знакомым в Раздольное – ну разве это нормально?

Кстати, люди обеспокоены и работой медицинского пункта, который сейчас открыт также несколько раз в неделю, и перспективы его работы весьма туманны.

Как признавались нам многие, весьма популярны в посёлке кредиты, которые берут практически на всё. На сегодняшний день здесь оплачивается больше 100 кредитов.

Даже в местном магазине входят в трудное финансовое положение людей и дают продукты в долг. Беспроцентный.

Куда податься?

И всё же главная боль и забота жителей Оленевода – это отсутствие работы. Об этом нам с горечью говорил каждый, с кем мы обсуждали проблемы посёлка.

– Работать негде совершенно, – говорит Елена. – Да и маршрутки ходят через раз. Во время выборов идёт торг, нам говорят: проголосуете за этого человека – значит будут маршрутки, нет – значит не будут ходить. Сейчас ввели вроде дополнительные автобусы, но после голосования ничего не будет. Вот ходит один автобус, зелёный такой, – так через раз ходит, поломался – что хочешь, то и делай. Бежим к частнику, просим человека в пять утра зимой – он разогревает машину и отвозит на семичасовую электричку на Кипарисово, чтобы на работу в город добраться.

Многие местные жители, устав от транспортных проблем и посчитав, что расходы на транспорт порой уравниваются с зарплатой, увольняются. Или их сокращают работодатели – кому нужен постоянно опаздывающий сотрудник?

...У Андрея с женой две дочки. Говорит, что их семья аккуратно оплачивает все коммунальные платежи, но если что-то надо в подъезде отремонтировать – всё своими силами делают жильцы и за свой счёт: кто краску принесёт, кто извёстку. «И за канализацию платим, – добавляет он, – а она не работает, подвал залит полностью, как выгребная яма». Андрей, по местным меркам, счастливчик – у них с женой есть работа. Хотя...

– Зарплату срезали,– говорит он, – у меня сейчас получка будет на уровне 2005 года, а цены на всё как взлетели! Дочка в этом году будет поступать учиться, я разобьюсь, а достану ей денег на учёбу, чтоб жила не так, как мы здесь...

Дети и деньги

В семье УВАРОВЫХ в июне родится третий ребёнок. Хорошо хоть бабушка рядом, всегда поможет, посидит с малышами, накормит. Татьяна и Валентин брак не регистрируют – так пособие на детей больше, честно сознаются они. На двоих сыновей сумма детских пособий – 1440 рублей.

Валентин, ветврач по образованию, где только не работал – и на стройке в соседней деревне, и на холодильнике, и огороды соседям копал, и дрова рубил. На квартиру в очереди стоят, а эту снимают.

– До весны доживём, а там легче будет, у нас тоже два своих огорода больших – картошку выращиваем, помидоры, всё своё.

В квартире прохладно.

– Батареи от холода лопнули, их и срезали, – объясняет мужчина.

Мы заглянули в холодильник – интересно всё же, как питаются беременная женщина и двое малышей-дошкольников. В пустом холодильнике одиноко лежали кабачок и немного куриных лапок...

– Будет работа – будет здесь и жизнь. Люди ведь еле-еле концы с концами сводят, – говорит 25-летний Игорь, который приехал в посёлок в гости к родителям. Парень хоть и вырос здесь, но они с женой снимают комнату в Уссурийске – там хоть работа есть. А вот детьми молодые обзаводиться не торопятся – хотят финансовой стабильности.

Жители говорят, что «перекормлены» обещаниями разных политиков и устали ждать перемен.

Дождутся ли? Или счастливая жизнь Оленевода – только в прошлом?

Оленевод – как разменная монета

Ситуацию в посёлке Оленевод комментирует первый заместитель главы Надеждинского муниципального района Олег МОИСЕЕНКО:

– С 1998 по 2003 год совхоз-миллионер «Кедровский» был практически развален в числе пяти других крепких хозяйств Надеждинского района. Местные жители знают, кто в то время стоял у власти и продал совхоз в частные руки. Посёлок Оленевод и его жители стали заложниками этой сделки, которая постепенно привела к сегодняшней плачевной ситуации, поскольку вся земля и большая часть собственности на ней находятся в частных руках.

Если говорить конкретно о предложении жителей установить колонку – в принципе, это технически возможно. Как и привести в порядок канализационные сети. Но поскольку Оленевод административно входит в состав Раздольненского сельского поселения, то и средства для выполнения этих работ должны быть взяты из бюджета этого муниципального образования. Насколько я знаю, в бюджете это у них не запланировано.

Тем не менее деньги выделил край, они уже распределены, и в мае-июне 4 миллиона рублей будут переведены Раздольненскому сельскому поселению на ремонт сетей, в том числе и в посёлке Оленевод.

Но хочу сказать, что от самих жителей тоже немало зависит. Например, о том, что необходимо оплачивать квартплату и платежи за ЖКХ, многие забывают, и долг посёлка только перед Примтеплоэнерго – 6,5 миллиона рублей.

Другой пример: несколько лет назад мы прокладывали трубы к одному из домов в посёлке Оленевод. Не успели даже завершить работы, как у нас почти под носом двое жильцов из этого дома отрезали кусок трубы и попытались сдать его в металлолом.

Чтобы всё-таки улучшить жизнь людей Оленевода, необходимо решить целый узел накопившихся там проблем.

P. S. Газета «Владивосток» намерена вновь побывать в посёлке Оленевод летом, чтобы увидеть и рассказать читателям о том, изменилось ли что-то в Оленеводе после районных выборов.