Реальная любовь

– У нас всё произошло совсем не так, как в романтических книжках или в кино, – Андрей щурится через толстые стёкла очков, и лицо у него при этом спокойно-отстранённое. – Представьте только: кровь, бинты, удушливый запах ран в палате, полная беспомощность

13 февр. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2481 от 13 февр. 2009
5b254ea2f28edcc77bb780b6635c1d83.jpg

– У нас всё произошло совсем не так, как в романтических книжках или в кино, – Андрей щурится через толстые стёкла очков, и лицо у него при этом спокойно-отстранённое. – Представьте только: кровь, бинты, удушливый запах ран в палате, полная беспомощность покалеченного мужика — какая уж тут к чёрту романтика! Знаю несколько случаев, когда женщины, только услышав про ранение мужа, сразу подавали на развод…

Андрей Дегтярь никогда не распространялся в прессе о том, что пришлось пережить их семье, справедливо полагая, что это сугубо личное дело. Молчал бы и дальше, но тема разговора – «за любовь и за жизнь», которую мы предложили ему для обсуждения, для него не только «плод ума холодных наблюдений и сердца горестных замет».

Так случилось, что в самые страшные минуты жизни именно любовь помогла ему выстоять, преодолеть страдания и боль, в конце концов, вернуться с того света. Без этой самой любви – в облике его жены Саши – все усилия лучших врачей-хирургов и офтальмологов в Грозном, Ростове, Москве и других российских городах были бы напрасны.

Беда

…Осень 2000 года, 27-летний лейтенант владивостокского ОМОНа Андрей Дегтярь в четвёртой командировке в Чечне. Десять приморских военнослужащих зашли перекусить в здание, где они обычно это делали. Как позже выяснилось, мощный фугас был заложен заранее, специально для них – боевики постарались. Взрыв был такой силы, что пятеро приморцев погибли на месте, ещё пятеро были ранены.

Андрей Дегтярь получил тяжелейшие ранения в обе ноги, лицо и верхние дыхательные пути были обожжены. Полгода он вообще не видел – только благодаря искусству талантливого врача-офтальмолога Каспарова удалось вернуть зрение. Больше года его перевозили из одного госпиталя в другой – врачи несколько раз делали ампутации, пытаясь сохранить хотя бы одну ногу.

Мы вместе

…Саша вылетела к раненому Андрею вместе с жёнами других военнослужащих, оставив трёхлетнюю дочку на попечении бабушки. Когда увидела Андрея, у неё был шок. Сама она плохо помнит этот самый мучительный период их жизни, когда была мужу сиделкой, нянькой и другом. Говорят, после контузии пропадает память. У них случилось наоборот: у Андрея память обострилась до мельчайших подробностей, а у Саши многое начисто стёрлось.

Почему-то ей отчётливо запомнился один эпизод: боевой генерал, выйдя из палаты Андрея, заплакал, не скрывая слёз.

Отходя от очередного наркоза, Андрей слышал родной голос жены, представлял её лицо, и сердце его переполнялось болью и нежностью…

Преодоление

После ранения они оба начали учиться жить по-новому.

– Зачем врать, всякое было в отношениях, не одни цветы,– говорит Андрей. – Сейчас я не представляю, что когда-то мог жить без Саши. Она – это часть меня. Это больше, чем любовь.

Сейчас Андрей ловко передвигается по квартире на подставке на колёсиках вместо ног. На этой каталке он ростом меньше своей десятилетней дочки Кати. Но — удивительное дело — мы с фотокорреспондентом Василием Федорченко перестали испытывать какую-то неловкость уже через несколько минут общения с хозяином этого гостеприимного дома. Андрей шутил, открыто говорил на самые разные темы и – в силу характера – пытался советовать нам, о чём не стоит писать. Показал нам свои гантели, которые у него всегда под руками – для поддержания формы. В углу стоят протезы, которые Андрей надевает, когда необходимо выйти из дома.

Формула любви


– У нас распределение такое: Саша делает все дела вне дома, а я – в доме, – смеётся Андрей.

На наш немой вопрос тут же отвечает:

– Если б я лежал днями и телевизор смотрел, она тоже не смогла бы одна всё вытянуть.

Я могу что-то приготовить поесть – суп, второе блюдо не очень сложное, посуду помыть, пыль протереть – это я делаю регулярно без всяких просьб.

Квартиру во Владивостоке Андрею дали уже после ранения, по закону положено, как и зарплата и пенсия по инвалидности. После их съёмной квартиры в Артёме на третьем этаже без воды для них это огромная радость.

Но самая главная их радость и гордость – это десятилетняя дочка Катя. Саша и Андрей – удивительно талантливые родители, поэтому Катя и на флейте играет, и в изостудию ходит, и картины замечательные рисует, и поделки удивительные делает.

– Вы знаете, бывает, в повседневной суете люди позволяют себе говорить друг другу такое, что непозволительно говорить или делать, – сказала нам напоследок Саша.– Уважать и помогать друг другу – это главное в семейной жизни. Без этого и любовь куда-то уходит… Но это уже не про нас! – засмеялась она.